«К обоснованным и законным действиям добавлена приставка “не”»

0 1

«К обоснованным и законным действиям добавлена приставка "не"»

В Мосгорсуде началось слушание дела пяти бывших полицейских, организовавших незаконное преследование журналиста «Медузы» Ивана Голунова. Для этого стражи порядка вначале сфальсифицировали сообщение агента из СИЗО №3 «Пресня» о том, что некий Иван-наркоман торгует наркотиками по ночным клубам, а затем вычислили его и задержали, подбросив запрещенные вещества как самому журналисту, так и к нему домой. Довести дело самого господина Голунова до суда оперативникам не удалось из-за того, что его поддержали многие ведущие СМИ, политики и правозащитники. В мотив о том, что уголовное преследование журналиста было организовано полицейскими для улучшения показателей их работы, верят немногие.

Слушание уголовного дела в отношении бывшего начальника отдела наркоконтроля УМВД по Западному округу Москвы Игоря Ляховца и его подчиненных: Романа Феофанова, Акбара Сергалиева, Максима Уметбаева и Дениса Коновалова началось лишь с третьей попытки. На первом заседании, в середине декабря, выяснилось, что представлявший интересы подсудимого Ляховца адвокат Алексей Коврижкин лишен своего статуса. Из-за этого председательствующий Сергей Груздев был вынужден отложить разбирательство на несколько дней, чтобы Игорь Ляховец подыскал нового защитника. Но на втором заседании тот неожиданно заявил, что намерен защищать себя сам и другие помощники ему не нужны. «У меня два высших образования, и думаю, что вполне справлюсь»,— заявил подсудимый. Тогда судья вновь отложил слушание дела, напомнив подсудимому, что отсутствие у того адвоката может быть расценено как нарушение права на защиту. Но когда стороны вновь собрались в зале заседаний 24 декабря, выяснилось, что подсудимый Ляховец по-прежнему упорствует, отказываясь от защитника. «Ну коли так, я, как и обещал, назначил вам адвоката Шамиля Фейзрахманова, который будет представлять ваши интересы,— объявил председательствующий.— Надеюсь, вы сработаетесь». Но Игоря Ляховца это не остудило, и он заявил ходатайство о введении в качестве дополнительного защитника своей жены Марины.

Она хорошо знает, в чем меня обвиняют, и готова представить дополнительные доказательства моей невиновности,— заявил подсудимый,— например, выписки из интернета».

Но в ходе последующего обсуждения выяснилось, что супруга Игоря Ляховца не только не имеет адвокатского статуса, но и высшего юридического образования. Впрочем, Игорь Ляховец продолжал настаивать на кандидатуре супруги. «Я люблю ее и очень доверяю,— говорил подсудимый,— и уверен, что она справится». Тут уже не выдержал судья.

Это, конечно, хорошо, что вы любите, но мы выбираем вам не жену, а защитника!» — заявил председательствующий и отказал в ходатайстве Игорю Ляховцу.

Из оглашенного прокурором Татьяной Пашинцевой обвинительного заключения следовало, что инициатором провокации в отношении Ивана Голунова выступал Игорь Ляховец, который пошел на это, как установил СКР, «с целью улучшения показателей борьбы с правонарушениями», что в дальнейшем должно было способствовать его «продвижению по службе и получению им наград». Для этого он в начале 2019 года вступил в сговор с подчиненными Романом Феофановым, Максимом Уметбаевым, Акбаром Сергалиевым и Денисом Коноваловым. А в марте того же года господин Ляховец обратился к старшему оперативнику ФСИН московского СИЗО №3 Владимиру Матвееву и, введя его в заблуждение, получил основание начать разработку Ивана Голунова.

Для материалов оперативного учета использовалось якобы поступившее из СИЗО сообщение агента о некоем Иване, который сам употребляет наркотики и распространяет их в ночных клубах.

Затем оперативники после якобы долгой разработки выяснили домашний адрес журналиста и организовали за ним слежку. Одновременно с этим полицейские в неустановленном месте и в неустановленное время приобрели кокаин и мефедрон, после чего расфасовали их в отдельные пакетики. Когда все было готово, 6 июня 2019 года они задержали Ивана Голунова, надели на него наручники и усадили его в свою служебную машину. Подбросив там в рюкзак журналиста несколько пакетиков с наркотиками, они доставили его в отделение, где в ходе личного досмотра их и изъяли.

Продержав Ивана Голунова несколько часов, оперативники отправились вместе с ним в квартиру, где подбросили еще пять пакетиков с мефедроном на крышку шкафа. А затем нашли их и еще электронные весы, что стало поводом для обвинения журналиста в совершении тяжкого преступления.

При этом, отметила прокурор, подсудимые не дали Ивану Голунову, как положено по закону, сделать один звонок родственникам либо адвокату. Все эти действия, заявила прокурор, и послужили основанием для обвинения оперативников в превышении должностных полномочий (ст. 286 УК РФ), фальсификации результатов оперативно-разыскной деятельности (ст. 303 УК РФ) и незаконном обороте наркотиков (ст. 228 УК РФ). Однако так и осталось неясным, почему улучшить показатели своей работы полицейские решили только на деле одного Ивана Голунова и больше от их действий никто не пострадал.

Когда прокурор закончила выступление, председательствующий спросил подсудимых, понятно ли им обвинение.

«Статьи мне понятны, но в чем обвиняют — нет,— ответил первым Игорь Ляховец.— Какое-то нагромождение вырванных из контекста фраз, которые не могут быть основанием для обвинения нас в преступлении. Вижу, что к обоснованным и законным действиям сотрудников полиции здесь просто добавлена приставка “не”». При этом господин Ляховец отметил, что единственным доказательством по делу являются признания его бывшего сослуживца Дениса Коновалова, который находился в суде не под стражей. Тот в свою очередь заявил судье, что признает вину и понимает, что ему и другим полицейским инкриминируется. Частично признал вину и Акбар Сергалиев, подтвердивший, что занимался разработкой журналиста. Но при этом он категорически отверг свое участие в преступной группе.

Я проходил службу в наркоконтроле, а не в преступной группе,— негодуя, заявил подсудимый,— а у Голунова (в квартире.— “Ъ”) вообще выполнял свои служебные обязанности».

В свою очередь Роман Феофанов и Максим Уметбаев заявили, что не чувствуют за собой вины.

Затем стороны стали обсуждать порядок исследования доказательств, и судья предложил допросить присутствовавшего в зале Ивана Голунова. Но часть обвиняемых выступила против, заявив, что вначале надо разобраться с уликами, чтобы, допрашивая потерпевшего, можно было ссылаться на них. Председательствующий не стал спорить и, предложив сторонам подготовиться к этой процедуре, объявил перерыв до 12 января.

Алексей Соковнин

Источник: kommersant.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.