Кризис встретили по одежке

0 2

Кризис встретили по одежке

Непродуктовые ритейлеры, традиционно закупавшие товары в Китае, Турции и других странах, летом этого года резко сократили импорт. Самое заметное снижение ввоза продукции в Россию продемонстрировали продавцы одежды и обуви. Они практически перестали шить за границей новые коллекции, опасаясь возможного локдауна. Такая ситуация уже весной может привести к дефициту недорогой одежды, прогнозирует Национальное рейтинговое агентство. Власти рассчитывают, что трудности поставок из-за рубежа подтолкнут развитие внутреннего производства. Но пока рынок не развивается так линейно.

У компании «Гериос», оказывающей услуги по оформлению поставок и транспортировке одежды, текстильной продукции и обуви из Китая в Россию, с марта по июнь из-за локдауна практически не было работы. По словам гендиректора компании Григория Иванцева, часть сотрудников пришлось отправить в неоплачиваемые отпуска. А те, кто остался на рабочем месте, занимались срочным оформлением поставок медицинских масок.

В крупных китайских городах швейные фабрики, производящие одежду, открылись еще в конце весны—начале лета, как только в этой стране уровень заболеваемости коронавирусом пошел на спад. «Мы надеялись, что розничные сети, работающие в России, сразу же возобновят поставки новой коллекции»,— рассказывает топ-менеджер. Но эти расчеты не оправдались.

Кризис встретили по одежке

За лето объемы оформляемого груза из Китая у «Гериоса» сократились на треть и с августа продолжают снижаться на 10–15% ежемесячно, говорит господин Иванцев. Тенденцию подтверждает официальная статистика. В октябре Министерство промышленности КНР отчиталось о росте экспорта китайской текстильной продукции и одежды за восемь месяцев этого года на 5,62%, до $187,4 млрд. При этом доля России в общем объеме экспорта одежды и текстиля из КНР (за исключением медицинских масок и других средств индивидуальной защиты) снизилась до 7–8% против 18% в январе—августе 2019 года.

Второй крупный экспортер одежды, текстильной продукции и обуви в Россию — Турция. Статистическое агентство этой страны сообщало в начале октября о сокращении на 30% объемов поставок одежды и аксессуаров, произведенных в Турции и завозимых в РФ напрямую турецкими ритейлерами. «Объемы закупок импортной продукции у нас снизились на 40%»,— говорит гендиректор D’S Damat в России Эмиль Оруджлу. Он добавляет, что большую часть коллекции сеть шьет на собственных фабриках в Турции и на партнерских площадках в КНР и Италии.

Ослабевший интерес россиян к fashion-индустрии заметили и производители из Италии. Деловое издание Il Sole 24 Ore со ссылкой на местных производителей одежды сообщало в начале этой осени о падении экспорта в Россию на 20%.

Кризис встретили по одежке

В отличие от продуктовых сетей, нарастивших продажи в этот кризис, потери непродовольственной розницы по итогам 2020 года могут достичь 500 млрд руб. Таким образом, объем всего этого сегмента ритейла составит 17 трлн руб., что на 3% меньше, чем в 2019 году, прогнозируют в Национальном рейтинговом агентстве (НРА). Однако, отмечают аналитики агентства, в реальном выражении с учетом инфляции объем продаж непродуктового ритейла сократится более чем на 6%.

Текущая статистика дает основания для подобных прогнозов. По итогам июля—сентября 2020 года объем импорта всех категорий непродовольственных товаров рухнул ровно в два раза, до $5,5 млрд относительно третьего квартала 2019 года, говорит старший аналитик корпоративных рейтингов НРА Мария Сулима. По ее данным, за девять месяцев текущего года в РФ импортированы основные категории непродовольственных товаров на $22 млрд, что на четверть меньше аналогичного периода прошлого года.

Как говорится в отчете НРА, подготовленном по запросу “Ъ”, основное снижение импорта непродовольственных товаров в РФ пришлось не на второй квартал, когда на фоне локдауна ввоз продукции из-за закрытых границ был серьезно ограничен, а на третий. Именно летом снимались введенные до этого ограничения на работу непродуктовой розницы. Из данных Федеральной таможенной службы следует, что в июле—сентябре 2020 года самое существенное снижение динамики импорта продемонстрировали ритейлеры одежды и обуви: падение составило 70,4% по сравнению со вторым кварталом (тогда снижение составило 25,5% по сравнению с докризисным первым кварталом).

По данным Марии Сулимы, второй по степени снижения импорта категорией товаров является бытовая техника и электроника. В этом сегменте импорт в июле—августе сократился почти на 67% квартал к кварталу, в то время как в марте—июне — всего на 9%.

«Ограничения, связанные с пандемией, конечно же, отразились на импорте бытовой техники и электроники в третьем квартале, но сейчас эта проблема не так актуальна: крупнейшие вендоры продолжают поставку товаров в Россию»,— комментирует президент Ассоциации компаний интернет-торговли Артем Соколов.

Кризис встретили по одежке

Продавцы одежды и обуви, в отличие от ритейлеров бытовой техники, пока не торопятся наращивать объемы импорта. Этому есть несколько причин. Первая и самая очевидная — объем нераспроданной ритейлерами продукции во время весеннего локдауна, говорит госпожа Сулима. В Fashion Consulting Group (FCG) подтверждают, что практически все розничные компании снизили объемы закупок товаров на осенний сезон, в том числе из-за того, что в марте—мае не успели распродать демисезонные коллекции. «Многие поставщики перестраховались и не импортировали товар, так как до конца не было понятно, выкупят ли заказанный товар ритейлеры»,— добавляет заместитель гендиректора S.Oliver Shoes и Jana в России Иван Шахин. В этом плане российские ритейлеры не уникальны. Так, британская одежная сеть Marks & Spencer, объявившая об убытках в размере £87,6 млн по итогам марта—августа этого года, причинами этих потерь называет не только сократившийся из-за COVID-19 трафик в своих магазинах, но и объем нераспроданной весной коллекции.

Еще одна трудность, с которой столкнулись ритейлеры — сбои в сроках трансграничных поставок, говорит Мария Сулима. Например, из Китая сроки поставок увеличились на пять-шесть дней, отмечает Григорий Иванцев. По его словам, связано это с ужесточением российской стороной проверок ввозимых в страну грузов. Помимо этого негативно сказывается уход с рынка небольших логистических операторов, обеспечивавших доставку продукции от границы с КНР в центр России. Так, согласно обнародованному в начале ноября исследованию Райффайзенбанка, 13% опрошенных представителей малого и среднего бизнеса, занимавшихся до пандемии транспортными перевозками, в кризис изменили вид деятельности.

На снижение объемов импорта повлияло и решение ряда ритейлеров отложить пошив новой коллекции до следующего года, поясняет господин Оруджлу. Это делается на фоне снижения потребления, чему причина — сокращение доходов россиян, отмечают в FCG. Опрошенные “Ъ” ритейлеры заявили, что стали принимать решение отложить пошив новой коллекции в последние дни на фоне новых ограничений, вводимых для розницы. Так, 10 ноября мэр Москвы Сергей Собянин рекомендовал владельцам торгцентров ввести QR-коды. Представители розничных сетей утверждают, что если эта мера станет обязательной, то неминуемо снизится трафик офлайн-магазинов, поэтому закупать новые коллекции пока нет смысла.

Сократить объемы импорта непродуктовых ритейлеров также вынуждает ослабление курса рубля (соответственно на 11% и 12% год к году во втором и третьем кварталах текущего года), отмечает Мария Сулима. Из-за этого растут закупочные цены, а у импортеров ограничен оборотный капитал, подтверждают в FCG. Особенно выраженный негативный эффект снижение курса национальной валюты оказало на импорт ювелирных изделий и украшений, объем которого, по данным НРА, в январе—сентябре сократился почти на 40% год к году, до $140 млн. По ее данным, сейчас потребление в этом секторе смещается в сторону более дешевой отечественной продукции (см. подробнее интервью с гендиректором сети «585*Золотой» Алексеем Феликсовым).

Между тем в НРА не исключают, что снижение импорта может привести к дефициту некоторых непродовольственных товаров, завозимых из-за рубежа. Толчком к этому может стать дальнейшее ослабление курса рубля. «Потребители, пытаясь сохранить остатки своих сбережений, к концу этого года могут начать скупать одежду и технику, как это было в кризис 2015 года»,— прогнозируют аналитики НРА. По их мнению, если этот сценарий не будет реализован к новогодним праздникам, то возможный дефицит недорогой одежды может возникнуть весной 2021 года. Но при условии, что в марте—апреле ситуация с пандемией нормализуется и потребители смогут реализовать отложенный спрос на одежду.

С этим выводом согласен Иван Шахин. Правда, он сомневается в возможных сроках реализации описанных сценариев: «Прогнозы меняются на ходу, поскольку до сих пор нет ясности по поводу дальнейшего развития пандемии». Если дефицит недорогой одежды и возникнет, то это, по словам Эмиля Оруджлу, «не будет катастрофично». По его прогнозам, эффект отложенного спроса потребителей на одежду будет ощутим не ранее чем через два года.

Сокращение импорта может подтолкнуть развитие внутреннего производства, считают власти. У розничных сетей, работающих в РФ, есть время локализовать производство внутри страны, чтобы в будущем избежать возможного дефицита продукции в нижнем и среднем ценовом сегменте, уверены в Минпромторге. Там приводят в пример сеть Zara (входит в испанский холдинг Inditex), которая еще в 2017 году заключила соглашения о пошиве части коллекций в РФ. Впрочем, опрошенные “Ъ” байеры, работающие в том числе с Inditex, так и не смогли вспомнить, шьет ли сейчас Zara одежду на площадках в РФ. В самом холдинге на запрос “Ъ” не ответили.

«Российские производители из-за отсутствия необходимых мощностей пока не могут покрыть потребности розничных компаний»,— говорит господин Шахин. «Зарубежные поставщики работают в режиме полного цикла: они сами производят ткани, фурнитуру, отшивают изделия»,— добавляют в Melon Fashion Group. Эта компания шьет свои коллекции в КНР, Бангладеш, Вьетнаме, Узбекистане. В России, замечают в компании, пока не все фабрики производят необходимое сырье.

И даже если одежда и обувь начнет производиться в России в достаточном количестве, она не будет радикально дешевле импортной. В производстве одежды и обуви используется импортное сырье, поясняет Иван Шахин, этот фактор из-за ослабления курса рубля не может не сказаться на конечной цене товара.

Халиль Аминов, Никита Щуренков

Источник: kommersant.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.