Между Андроповым и Киссинджером

0 0

Между Андроповым и Киссинджером

Первый марксист в Латинской Америке, пришедший к власти демократическим путем. Так писали о Сальвадоре Альенде, который 50 лет назад, 3 ноября 1970 года, вступил в должность президента Чили. На его победу Советский Союз потратил сотни тысяч долларов. На то, чтобы отстранить президента Альенде от власти, у США ушло три года и миллионы долларов.

Сальвадор Гильермо Альенде Госсенс был одним из основателей Социалистической партии Чили и своих левых взглядов не скрывал. В 1945 году он был избран в Сенат (верхнюю палату чилийского парламента — Национального конгресса) и пробыл сенатором четверть века.

Первый раз он баллотировался в президенты в 1952 году, но получил всего 5,5% голосов. Президентские выборы в Чили во второй половине XX века проходили по следующей системе. Если какой-то кандидат получал более 50% голосов, он становился президентом. Если абсолютного лидера не оказывалось, президента избирал Национальный конгресс (парламент страны), голосуя за кандидатов, набравших больше всего голосов.

Вторые для Альенде президентские выборы оказались намного удачнее первых: в 1958 году за него проголосовало 356 493 избирателя (28,8%), за его главного соперника Хорхе Алессандри Родригеса чуть больше — 389 909 (31,6%). В Национальном конгрессе разрыв был существеннее — 146 из 173 конгрессменов отдали свои голоса Алессандри.

Между Андроповым и Киссинджером
Сенатор Сальвадор Альенде трижды неудачно баллотировался в президенты – в 1952, 1958 и 1964 годах. «То, что Альенде три раза выдвигал свою кандидатуру и три раза терпел поражение, говорит прежде всего о разобщенности а то время левых сил, поддерживавших его» (А. Медведенко, «Президента избрал народ», «Литературная газета», 11 ноября 1970 года)
Фото: Eduardo Di Baia / AP

Высокий уровень поддержки социалиста Альенде на выборах 1958 года вызвал в США сильную озабоченность. Чтобы подобное не повторилось, американское руководство заблаговременно начало подготовку к следующим президентским выборам в Чили, назначенным на сентябрь 1964-го. Документы, касающиеся тайной операции ЦРУ по вмешательству в эти выборы, были рассекречены и опубликованы в 2004 году. Инициаторами этой операции были помощник президента Джона Кеннеди Ричард Гудвин и посол США в Чили Чарльз Коул. В апреле 1962 года по их предложению начались тайные денежные выплаты «на анонимной основе» (так, чтобы источник средств нельзя было отследить) представителям Христианско-демократической партии и ее кандидату в президенты Эдуардо Фрею Монтальве. Ближе к выборам, в декабре 1963-го, отдел стран западного полушария ЦРУ разработал программу политических действий в Чили, целью которой было повысить шансы Фрея на победу. Начальник отдела Джозеф Колдуэлл Кинг рекомендовал передавать денежные средства христианским демократам таким образом, чтобы Фрей «мог сделать вывод», что США его поддерживают, но имел возможность «правдоподобно отрицать» этот факт. Таким образом, ЦРУ должно было обрести серьезное влияние над Христианско-демократической партией.

Все решения по тайным операциям в Чили принимала специально сформированная группа, носившая название «Специальная группа 5412», затем переименованная в «Комитет 303».

26 марта 1964 года представители предвыборного штаба Фрея встретились с сотрудниками американского посольства. Бюджет избирательной кампании составлял $1,5 млн, а собрано у христианских демократов было только $500 тыс. Согласно меморандуму о данной встрече, «чилийцы предложили правительству США покрыть разницу в сумме $1 млн в период от настоящего момента до времени выборов».

На совещании в Белом доме 2 апреля ЦРУ получило разрешение финансировать кампанию Фрея. 14 мая объем финансовой помощи был увеличен до $1,25 млн — чтобы «в полной мере использовать потенциал кампании». 23 июля было выделено еще $500 тыс.— чтобы «сохранять темп и ритм кампании». В общей сложности на поддержку Фрея ЦРУ потратило $2,6 млн. И еще $3 млн — на пропаганду против Альенде.

Между Андроповым и Киссинджером
Эдуарде Фрей Монтальва, победитель президентских выборов 1964 года, кандидат от Христианско-демократической партии и Центрального разведывательного управления США
Фото: La Tercera / AP

На выборах 1964 года Альенде снова пришел к финишу вторым. Но на этот раз разрыв с первым местом оказался большим: не 33,5 тыс. голосов, как в 1958-м, а более 400 тыс. Фрей получил абсолютное большинство голосов — 56,1% избирателей (1 409 012 человека).

Выборы в Национальный конгресс Чили 1965 года обошлись американским налогоплательщикам гораздо дешевле президентских выборов 1964-го. Выделив на них всего $175 тыс., «Комитет 303» добился впечатляющего результата: партия Фрея получила большинство мест в Палате представителей (нижней палате конгресса) и около трети мест в Сенате. На муниципальные выборы 1967-го американцы тратиться не стали вообще.

Но затем ситуация осложнилась. Уже в 1968 году аналитики стали утверждать, что на президентских выборах 1970-го у кандидата левых сил есть шансы на победу. Чтобы подготовиться к борьбе за президентское кресло, «Комитет 303» принял решение повлиять на ход выборов в Национальный конгресс в 1969 году. На это было выделено $350 тыс., но в итоге потратили меньше. Представители ЦРУ и Госдепартамента определили 12 кандидатов, придерживавшихся умеренных взглядов, которых следовало поддержать. Десять из этих двенадцати стали конгрессменами. Американские деньги составили примерно половину избирательного фонда партии Социалистического народного союза, отколовшегося от Социалистической партии Чили.

Шансы на победу «своего» и «чужого» кандидата на президентских выборах 1970 года «Комитет 303» оценивал примерно одинаково — в случае если левые силы выставят единую кандидатуру. Преемником «Комитета 303» стал «Комитет 40», поставивший перед ЦРУ задачу предотвратить победу Сальвадора Альенде на президентских выборах. Председателем «Комитета 40» был Генри Киссинджер, членами комитета — генеральный прокурор США Джон Митчелл, директор Центральной разведки США Ричард Хелмс, председатель Объединенного комитета начальников штабов адмирал Томас Мурер, представитель Госдепартамента Алексис Джонсон и заместитель министра обороны Дэвид Пакард. Комитет утверждал все тайные операции ЦРУ.

Если США хотели поражения Сальвадора Альенде на выборах, то Советский Союз желал его победы.

Дипломатические отношения СССР и Чили были установлены в 1944 году, когда Советский Союз и США были союзниками по антигитлеровской коалиции. С началом холодной войны в 1947 году президент Чили Гонсалес Видела, «полуфашистский диктатор и американский ставленник» (по определению газеты «Правда»), разорвал официальные связи с СССР. В 1948-м по «Закону о защите демократии» Коммунистическая партия Чили была запрещена. В том же году избранный в Сенат от компартии известный чилийский поэт Пабло Неруда назвал в сенатской речи президента Виделу марионеткой Соединенных Штатов. За это Неруда был обвинен в государственной измене, лишен депутатского мандата и перешел на нелегальное положение.

В этом статусе Неруда приехал в Москву и остановился в гостинице «Националь». В беседе с советским журналистом Олегом Игнатьевым Неруда заявил:

Мы выйдем из подполья еще более окрепшими, и наш голос в недалеком будущем станет решающим в определении пути, по которому станет развиваться наша страна».

Двадцать лет спустя эти слова оказались пророческими.

Перед президентскими выборами 1970 года побывавший в Чили спецкор «Правды» Олег Игнатьев не сумел снова повидаться с Нерудой, но встретился с сенатором-коммунистом Володей Тейтельбоймом. Вот что сказал ему Тейтельбойм: «Все признают, что наиболее сильным кандидатом является коммунист Пабло Неруда. Он пользуется очень большой популярностью среди широких масс избирателей, и если не удастся прийти к соглашению с другими левыми партиями в отношении единого кандидата, то компартия и все, кто ей сочувствует, будут в день выборов голосовать за нашего Пабло. Однако ради достижения единства левых сил мы будем готовы снять его кандидатуру в пользу кандидата, приемлемого для всех прогрессивных партий». Это подтвердил советскому журналисту и генеральный секретарь Компартии Чили Луис Корвалан: «Для нас главное — преградить путь реакции к власти, а для этого необходимо единство левых сил и достижение соглашения о выдвижении единого кандидата. Пабло прекрасно понимает это и полностью согласен с нами о снятии своей кандидатуры в случае, если удастся договориться с другими левыми партиями».

Договориться удалось. Единым кандидатом в президенты от левых сил стал сенатор-социалист Сальвадор Альенде. Его выдвинула коалиция Народное единство, объединившая Социалистическую, Коммунистическую, Радикальную и Социал-демократическую партию, движение «Независимое народное действие» и Движение единого народного действия.

Если в США документы, относящиеся к вмешательству в чилийские выборы, рассекречены (за исключением маленьких, видимо, самых интересных отрывков), то о вмешательстве Советского Союза в президентскую гонку 1970 года можно судить только по книге британского историка Кристофера Эндрю The World Was Going Our Way: The KGB and the Battle for the Third World. Она была написана на основе так называемого архива Митрохина — документов КГБ СССР, тайно переписанных бывшим сотрудником архивного отдела Первого главного управления КГБ, перебежчиком Василием Митрохиным. Все приведенные ниже сведения взяты из этой книги.

Перед своими первыми выборами 1952 года Сальвадор Альенде вступил в альянс с Компартией Чили. Возможно, именно этим он привлек к себе внимание советской спецслужбы. Согласно архиву Митрохина, годом позже в контакт с Альенде впервые вступил офицер после объединения с МВД в 1953 году затем преобразовано в КГБ в 1954 году СССР «Леонид» (Святослав Федорович Кузнецов). Неизвестно, под каким прикрытием Кузнецов побывал тогда в Чили, но в другие зарубежные поездки он обычно отправлялся как корреспондент агентства печати «Новости». Согласно досье КГБ на Альенде, систематические контакты с ним начались в 1961 году, после открытия в Чили советского торгпредства (под крышей которого в стране могли работать сотрудники спецслужбы). Альенде «выразил свое желание конфиденциально сотрудничать и предоставлять любую необходимую помощь, так как он считает себя другом Советского Союза».

В документах КГБ Альенде проходил под псевдонимом «Лидер», но при этом он был не агентом советской спецслужбы, а лишь информатором на конфиденциальной основе.

В 1964 году советско-чилийские дипломатические отношения были восстановлены, в Сантьяго открылось советское посольство.

Руководство Компартии Чили в общении с советскими товарищами давало Альенде нелестные характеристики — заносчивый, тщеславный, любит быть в центре внимания, демагог, слабый и непоследовательный политик, легко поддающийся влиянию более сильных личностей, с симпатией относится к маоизму, масон и внук главы масонской ложи, бабник, имеет множество буржуазных привычек — любит хорошее вино, собирает дорогостоящие произведения искусства, шьет костюмы на заказ. При этом чилийские коммунисты понимали выгоды политического альянса с лидером социалистов.

Перед президентскими выборами 1970 года в Чили был переведен из Мексики уже работавший с Альенде Святослав Кузнецов.

И советская, и американская спецслужба потратили значительные суммы, пытаясь оказать влияние на результат выборов. Но ЦРУ выбрало неудачную стратегию — $425 тыс., выделенных по распоряжению «Комитета 40», были направлены не на поддержку какого-нибудь кандидата, а на пропаганду против Альенде. Чилийцев пытались убедить в том, как опасен приход к власти Альенде и его союзников коммунистов. Соперников Альенде, в первую очередь Хорхе Алессандри Родригеса (Национальная партия) и Радомира Томича Ромеро (Христианско-демократическая партия), спонсировали американские компании, получая часть средств от ЦРУ. На их поддержку было потрачено около $700 тыс. Примерно половину этой суммы выделила компания International Telephone & Telegraph Corporation (ITT).

Сальвадор Альенде в свою очередь обратился за финансовой поддержкой к СССР. Советскую помощь получала и Компартия Чили. В 1960-е годы Советский Союз финансировал ее лучше, чем любую другую компартию Латинской Америки. На 1969 год чилийским коммунистам было первоначально выделено $400 тыс. Но в связи с выборами Политбюро ЦК КПСС приняло решение оказать ей дополнительную финансовую помощь — $100 тыс. Сальвадор Альенде получил $50 тыс. напрямую от СССР, а также $100 тыс. от Компартии Чили — ровно столько, сколько ей прибавила КПСС. Также КГБ СССР заплатил одному чилийскому сенатору $18 тыс., убедив его не выходить из состава коалиции «Народное единство» и не выставлять свою кандидатуру на выборы. Важен был каждый голос.

Выборы состоялись 4 сентября 1970 года. К утру 5 сентября стали известны итоги голосования. Сальвадор Альенде победил с незначительным перевесом — за него проголосовали 1 070 334 избирателя (36,61%). Второе место занял Хорхе Алессандри — 1 031 159 голосов (35,27%).

В понедельник, 7 сентября, в первый рабочий день после выборов Чили охватила финансовая паника. На фондовой бирже обвалились курсы акций местных компаний. В банках выстроились очереди из вкладчиков, желающих срочно забрать свои депозиты. Вскоре вклады выдавать стало нечем, закончились банкноты. Центробанк запустил печатный станок. По уровню инфляции Чили вышла в 1970 году на второе место в мире (после Южного Вьетнама). Чилийских эскудо становилось все больше, но они были никому не нужны. Всем были нужны доллары. Курс доллара на черном рынке вырос почти вдвое. Богатые чилийцы бросали свои дома, магазины, компании и покидали страну. Авиабилеты на международные рейсы раскупались на неделю вперед. Особенной популярностью пользовались билеты в Буэнос-Айрес. После того как чилийские власти ввели 50-процентный налог на валютообменные операции, обменивать эскудо на доллары стало выгоднее всего в Аргентине.

Американские банки прекратили обслуживание кредитных линий чилийских импортеров. В связи с планами Альенде по полной национализации медной промышленности работники медных рудников объявили забастовку, добиваясь прибавки к зарплате. Животноводы распродавали скот или перегоняли его в Аргентину, а торговцы бытовой техникой сбывали свой товар по бросовым ценам. Немецкие евреи, нашедшие убежище в Чили в период правления Гитлера, выстраивались в очереди в посольстве ФРГ, чтобы подать заявление о восстановлении немецкого гражданства.

После всенародного голосования, на котором никто из претендентов не получил абсолютного большинства голосов, кандидатуру нового президента Чили должно было определить голосование в Национальном конгрессе. Хотя обычно в этой ситуации избирался тот, кто получил большинство голосов, конгрессмены могли проголосовать и по-другому.

По утверждению советника по национальной безопасности США Генри Киссинджера, президент Ричард Никсон был вне себя от ярости, когда узнал итоги выборов в Чили.

Никсон заявил Киссинджеру и директору Центральной разведки США Ричарду Хелмсу, что даже если вероятность того, что Альенде не будет утвержден в должности президента, равна 0,1, нужно приложить все усилия к тому, чтобы «спасти» Чили от коммунизма.

На то, чтобы убедить конгрессменов проголосовать против Альенде, было выделено $350 тыс. Всего на предотвращение прихода Альенде к власти президент Никсон был готов потратить до $10 млн. При этом Никсон сообщил главе разведки, что тайные операции следует вести без консультаций с Госдепартаментом, Министерством обороны и посольством США в Чили.

В Москве по поводу утверждения кандидатуры Альенде конгрессменами также беспокоились. Председатель КГБ СССР Юрий Андропов 23 сентября запросил у Политбюро ЦК КПСС разрешение на то, чтобы «с целью укрепления конфиденциальных отношений… и создания условий для продолжения сотрудничества в будущем» оказать Альенде материальную помощь в размере $30 тыс., если в этом возникнет необходимость.

Голосование в Национальном конгрессе было намечено на 24 октября.

В сентябре—октябре 1970 года как американские, так и советские газеты писали о президентских выборах в Чили так часто, как будто это были выборы президента США или выборы в Верховный совет СССР. В «Правде» и «Известиях» чуть ли не каждый день появлялись корреспонденции Руслана Тучнина из Чили. В них рассказывалось о «происках Вашингтона и чилийской реакции», стремящихся не допустить утверждения Альенде на президентском посту, о том, что этим проискам будет дан «надежный отпор», а также о том, что американским журналистам дан инструктаж «не жалеть красок, чтобы опорочить Сальвадора Альенде».

Читая номера газеты The New York Times того времени, сложно согласиться с такой оценкой американских действий. Так, в огромной статье Нормана Голла «Чилийцы выбрали революцию», опубликованной в The New York Times 1 ноября 1970 года, Альенде описан с явной симпатией: «В отличие от большинства коммунистических профсоюзных лидеров и парламентариев с их грубыми манерами, унылыми речами и темными деловыми костюмами, в Альенде есть что-то от франта и дамского угодника.

“Меня обвиняли во всем, но не в том, что я вор или гомосексуалист”,— неоднократно заявлял он в интервью. Он также масон с многолетним стажем, имеет друзей всех оттенков политического спектра и почти не имеет личных врагов».

Советская пресса обвиняла The New York Times в том, что газета «недвусмысленно заявила, что военный переворот в Чили лучше, чем конституционный приход к власти кандидата “Народного единства”». А вот что писала The New York Times на следующий день после объявления результата выборов: «Аналитики в США сбрасывают со счетов вероятность военного переворота, направленного против Альенде. Они полагают, что подобное будет возможно лишь в случае, если доктор Альенде, став президентом, нарушит конституцию и претворит в жизнь свои обещания превратить Чили в социалистическую страну».

Сальвадор Альенде, отвечая на пресс-конференции на вопрос о слухах по поводу возможного военного переворота, назвал их «безосновательными». «Поверить в это — значит поставить чилийские вооруженные силы на одну доску с вооруженными силами других стран, которые являются не профессиональной армией, а преторианской стражей»,— заявил он.

Между Андроповым и Киссинджером
Автомобиль, в котором главнокомандующий чилийской армией генерал Рене Шнайдер принял свой последний бой
Фото: Max Simon / AP

Но слухи не были безосновательными. Военный переворот мог произойти. Американцы пытались бороться с утверждением Альенде в должности президента по двум направлениям — и подкупать конгрессменов, и способствовать военному перевороту. В чилийской армии были офицеры и генералы, готовые его осуществить, но главнокомандующий чилийской армией генерал Рене Шнайдер был противником вмешательства армии в политику. За это генерал заплатил жизнью. Заговорщики попытались похитить его и тяжело ранили, когда генерал оказал сопротивление.

Покушение на генерала Шнайдера потрясло Чили. В стране было введено чрезвычайное положение. Армия встала на защиту конституционных принципов. Военного переворота не произошло.

19 октября Хорхе Алессандри снял свою кандидатуру с выборов. Радомиро Томич, показавший третий результат на выборах, заявил о поддержке Альенде. Процесс утверждения превратился в простую формальность, которую Национальный конгресс выполнил 24 октября. Из 195 парламентариев за Альенде отдали свои голоса 153. 25 октября скончался генерал Рене Шнайдер. 3 ноября Сальвадор Альенде вступил в должность президента.

На торжественной церемонии инаугурации Сальвадора Альенде присутствовали прежний президент Эдуарде Фрей, конгрессмены, министры старого и нового правительств, делегации 75 зарубежных государств, в том числе советская правительственная делегация во главе с заместителем председателя Президиума Верховного Совета СССР Георгием Дзоценидзе.

На встрече с президентом Альенде 6 ноября Дзоценидзе передал ему приветственное послание председателя Президиума Верховного Совета СССР Николая Подгорного. Во время встречи также обсуждались вопросы торгового, экономического, научно-технического и культурного сотрудничества СССР и Чили. Альенде в ответном послании Подгорному поздравил того с 53-й годовщиной Великой Октябрьской социалистической революции.

Ориентация президента Альенде на Советский Союз была видна в таких принятых им решениях, как полная национализация крупнейших компаний горнорудной промышленности Kennecott, Anaconda и Cerro Mining (принадлежавшие американскому капиталу компании были частично национализированы при президенте Фрее — в 1969 году чилийское государство получило 51% акций Kennecott и по 25% акций Anaconda и Cerro). Национализации подверглись также частные банки, промышленные предприятия, линии железных дорог, земельные владения. Вскоре после прихода к власти Альенде установил дипломатические отношения с Китаем. Были восстановлены дипломатические отношения с Кубой. Кубинский лидер Фидель Кастро побывал в Чили с визитом, продлившимся месяц. Вслед за Кубой, первым островком социализма в Западном полушарии, Чили превращалась в страну, строящую социализм.

После вступления Сальвадора Альенде в должность резидент КГБ в Чили Святослав Кузнецов продолжал поддерживать с ним контакты, чтобы, согласно инструкциям из Москвы, «оказывать благотворное влияние на политику правительства Чили». Для укрепления в президенте Альенде антиамериканских настроений резидентура КГБ передавала ему данные об активности американских спецслужб в Чили, добавляя к реальным данным дезинформацию. В знак благодарности Альенде подарил Кузнецову часы Longines.

В октябре 1971 года Альенде было передано $30 тыс.— для «укрепления доверительных отношений». Когда чилийский лидер выразил желание приобрести парочку русских икон для своей коллекции произведений искусства, Кузнецов подарил ему две иконы (оцененные в 150 руб.).

7 декабря 1971 года Юрий Андропов запросил у Политбюро $60 тыс.— для того, чтобы Альенде мог «вести работу с лидерами политических партий, армейским командованием и парламентариями».

К лету 1972 года советско-чилийские отношения достигли пика.

Согласно межправительственному протоколу, подписанному 28 июня, размер кредита на поставку советских машин и оборудования, предоставленного Советским Союзом еще президенту Фрею в 1967 году, был увеличен с $55 млн до $115 млн.

В том же месяце в Сантьяго прибыл новый чрезвычайный и полномочный посол СССР Александр Басов. Отношения посла с резидентом не сложились. Вскоре после прибытия Басов обнаружил в своем служебном кабинете и квартире американские «жучки» и обвинил Кузнецова в плохом обеспечении безопасности посольства. Резидент переложил вину на Компартию Кубы, выбравшую неправильного подрядчика для строительных работ в посольстве. Басов также старался присутствовать при встречах Кузнецова с Альенде и пытался стать главным связником с президентом. Разногласия посла с резидентом возникли в крайне неудачный для президента Альенде момент.

ЦРУ после вступления Сальвадора Альенде в должность продолжало проводить мероприятия, направленные на его отстранение от власти. В 1971 году они в основном сводились к финансовой поддержке оппозиционных партий и оппозиционных СМИ, а также к мониторингу оппозиционных настроений в армии.

25 декабря 1972 года председатель КГБ Юрий Андропов направил в Политбюро меморандум в связи с намеченными на март 1973 года парламентскими выборами в Чили. В документе говорилось о планах укрепления конфиденциальных отношений с президентом Альенде, одним из сенаторов, видными фигурами в Социалистической, Радикальной и Христианско-демократической партиях. Планировалось также установить новые контакты в правительственных, парламентских и партийных кругах, в том числе с экстремистами из Левого революционного движения (MIR); консолидировать проправительственные силы; препятствовать сотрудничеству оппозиционных партий; влиять на армию в целях предотвращения ее выступления против правящего Народного единства. Также КГБ планировал проведение «активных мероприятий», демонстрирующих вмешательство империалистических стран во внутренние дела Чили. Общие расходы оценивались в $100 тыс., часть суммы (до половины) должен был получить Альенде — для «работы» в политических и военных кругах.

Парламентские выборы в марте 1973 года «Народное единство» проиграло. Оппозиционное объединение «Конфедерация за демократию» получило 57,25% голосов на выборах в Сенат и 55,49% голосов на выборах в Палату представителей, что обеспечило его кандидатам большинство в обеих палатах.

На протяжении всего срока правления Сальвадора Альенде СССР оказывал Компартии Чили помощь, размер которой вырос с $400 тыс. в 1970 году (без учета дополнительного ассигнования на выборы) до $645 тыс. в 1973-м. Но отношение советского руководства к Альенде со временем ухудшилось. Визит чилийского президента в Москву, состоявшийся 6–9 декабря 1972 года, ситуации не исправил. СССР отказался предоставить Чили новый заем. Больше за кредитом Альенде не к кому было обратиться — западные финансовые структуры не предоставляли кредиты Чили с момента его прихода к власти.

Сложно определить, что сильнее повлияло на экономику Чили в период правления Альенде — американские меры воздействия или ошибки в экономической политике, допущенные его правительством.

Но происходило именно то, к чему призывал своих подчиненных президент Никсон в сентябре 1970 года: «заставьте экономику Чили визжать».

В 1970 году инфляция в Чили составила 36,1%, в 1971-м — 22%, в 1972-м —260,5%, в 1973-м — 605,1% (это был мировой рекорд). Ситуацию в стране обострило падение мировых цен на медь (основной продукт чилийского экспорта) в 1972-м. Рост цен, дефицит продуктов питания, очереди за продовольствием, черный рынок. Все это вызывало у населения недовольство действиями правительства и приводило к забастовкам и маршам протеста. В 1972 году американская спецслужба стала оказывать финансовую поддержку участникам антиправительственных забастовок. 9 октября 1972 года началась забастовка водителей грузовиков, практически парализовавшая страну. Бастующие дальнобойщики получали деньги от американского транспортного профсоюза, а тот — от ЦРУ. За счет ЦРУ бастовали также рабочие горнодобывающей промышленности, владельцы магазинов, представители других профессий.

Крайне правая организация «Родина и свобода», созданная в 1971 году и также получавшая финансовую помощь от ЦРУ, устраивала уличные беспорядки, акты саботажа на нефтепроводах и линиях электропередач, совершала нападения и убийства левых активистов. 29 июня 1973 года она поддержала антиправительственный мятеж танкового полка, который потом назовут генеральной репетицией военного переворота.

В разных источниках приводятся разные суммы общих расходов США на свержение Альенде — от $6,5 млн до более чем $8 млн. Последний миллион долларов на тайные операции против чилийского лидера был выделен в августе 1973 года.

КГБ СССР предупреждал президента Альенде о планируемом военном перевороте, но тот, похоже, не воспринял предупреждение всерьез.

11 сентября 1973 года военные свергли правительство «Народного единства». Президент Сальвадор Альенде (по официальной версии) покончил с собой. К власти пришла военная хунта во главе с генералом Аугусто Пиночетом.

Генри Киссинджер так прокомментировал случившееся в Чили: «Исходя из моих знаний и убеждений ЦРУ не имеет никакого отношения к перевороту».

Алексей Алексеев

Между Андроповым и Киссинджером
Военнослужащие и пожарные выносят из президентского дворца труп Сальвадора Альенде
Фото: El Mercurio, File / AP
Источник: kommersant.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.