Моряки-красноморцы

0 0

Моряки-красноморцы

Россия готовится создать пункт материально-технического обеспечения военно-морского флота в Красном море. Проект соответствующего соглашения между РФ и Суданом опубликован на портале правовой информации. Документ предполагает, что личный состав новой российской базы не превысит 300 человек, а в акватории города Порт-Судан смогут находиться до четырех военных кораблей РФ одновременно, в том числе с ядерной энергетической установкой. Суданские власти не будут взимать с России плату за аренду территории и объектов, но ожидают, что российская сторона поможет им укрепить свою обороноспособность. Российские эксперты отмечают, что у Москвы множество причин расширять свое военное присутствие в этом неспокойном регионе.

На официальном интернет-портале правовой информации опубликовано постановление правительства №1790 о представлении президенту предложения о подписании соглашения между Москвой и Хартумом о создании пункта материально-технического обеспечения (ПМТО) военно-морского флота РФ на территории Республики Судан. Документ, представленный на подпись Владимиру Путину, подготовлен Министерством обороны и согласован с МИДом и другими профильными ведомствами, а также с суданской стороной.

В проекте соглашения между Россией и Суданом сказано, что стороны стремятся к «развитию своего военного сотрудничества, направленного на укрепление их обороноспособности», и признают, что нахождение в этом регионе ПМТО ВМФ РФ «отвечает целям поддержания мира и стабильности, носит оборонительный характер и не направлено против других государств».

Власти Судана дают согласие на создание на своей территории близ города Порт-Судан ПМТО, а также на модернизацию его инфраструктуры для проведения ремонта, пополнения запасов и отдыха членов экипажей военных кораблей РФ.

Территория (включающая береговую зону и водную акваторию) и недвижимость под создаваемый объект предоставляются России безвозмездно.

Возводить объект, размещать необходимое оборудование, проводить модернизацию или ремонтные работы, содержать базу российская сторона будет за свой счет.

Моряки-красноморцы

Россия наделяется правом создать ПМТО с численностью личного состава не более 300 человек (в эту цифру входят и военнослужащие, и гражданские специалисты). Но по согласованию с суданской стороной эта цифра может быть увеличена. Максимальное количество военных кораблей РФ, которым разрешается одновременное нахождение в ПМТО, — четыре единицы, включая корабли с ядерной энергетической установкой. Россия получает право ввозить на свою базу любое вооружение, боеприпасы, оборудование и материалы без взимания суданской стороной каких-либо сборов и пошлин. ПМТО и его личный состав наделяются иммунитетами и привилегиями, предусмотренными Венской конвенцией о дипломатических сношениях. Корабли, воздушные суда и транспортные средства РФ объявлены неприкосновенными, они пользуются иммунитетом от досмотра и ареста. На территории базы будет действовать юрисдикция РФ.

Внешняя охрана границ территории ПМТО будет осуществляться суданской стороной.

Охрана границ акватории базы и ее противовоздушная оборона — силами России.

По обращению суданских властей российская сторона может оказать содействие в организации и осуществлении подводного противодиверсионного обеспечения в территориальном море и внутренних водах Судана, участвовать в поисково-спасательных операциях, помогать обеспечивать противовоздушную оборону военно-морской базы города Порт-Судан местных военно-морских сил и развитие потенциала суданских вооруженных сил. Эта помощь будет безвозмездной.

В соглашении уточняется, что для этих целей Россия поставит Судану вооружения, военную и специальную технику в порядке и срок, которые будут оговорены в отдельном протоколе.

Отметим, что рамочное соглашение о сотрудничестве в военной сфере Москва и Хартум заключили еще в прошлом году.

Подготовленное соглашение будет действовать 25 лет и может быть автоматически продлено еще на десять лет, если ни у одной из сторон не будет возражений.

У России уже есть военные базы в более чем десяти странах, преимущественно на постсоветском пространстве. И, по мнению эксперта Российского совета по международным делам (РСМД) Ильи Крамника, Россия давно искала возможность «зацепиться» в Красном море, тем более что у СССР уже была база неподалеку — пункт материально-технического обеспечения на эфиопском острове Нокра (архипелаг Дахлак).

По его мнению, практический смысл у подобной новой базы довольно многогранен. «Россия заинтересована, во-первых, в военном присутствии в пиратском регионе для поддержания безопасного коммерческого судоходства,— пояснил “Ъ” господин Крамник.— Во-вторых, в присутствии в террористически опасном регионе: через Красное море традиционно идет активный черный трафик — от оружия и наркотиков до работорговли,— который хорошо бы пресекать, в том числе и в интересах общего ослабления террористических организаций. В-третьих, Россия как крупный игрок на рынке углеводородов, имеющий в том числе и собственные проекты в Судане, заинтересована в контроле над как можно большим числом важных для этого рынка точек, а Порт-Судан — одна из них».

Кроме того, по его словам, как экспортер безопасности, Россия получает дополнительные возможности влиять на ситуацию в Африке с учетом того, что местные государства испытывают острый дефицит собственных сил, которых не хватает даже для элементарных полицейских и пограничных функций.

«Принципиально не столько военное, сколько геополитическое присутствие,— отмечает доцент РГГУ, специалист по Судану Сергей Серегичев.— Судан в 2014 году вместе с РФ проголосовал против резолюции ООН по Крыму. Теперь в геополитическом плане открытие такого пункта — заявка на то, что Судан — ключ к Черной Африке — становится официально нашим союзником. Мы, можно сказать, ставим там наш флаг, опережая и США, и Китай». По словам господина Серегичева, не последнюю роль «при принятии решения в кулуарах» мог сыграть и тот факт, что интерес к размещению в Порт-Судане базы демонстрировала и Турция.

А вот Судан наверняка оказывается в выигрыше. «В силу своей слабости эта страна, более 20 лет находящаяся под санкциями США, вынуждена постоянно учитывать риски, хотя и минимальные, американской военной операции. И открытие базы для Судана — это доказательство того, что они дружат с великой державой, которая их не бросит. Не зря меня еще в 2011 году суданцы спрашивали о том, могла бы Россия защитить Судан так, как защищала Сирию»,— отметил эксперт.

Впервые с предложением создать базу российского ВМФ на суданском побережье Красного моря в ходе встречи с Владимиром Путиным выступил президент Судана Омар Башир, посетивший Москву три года тому назад (см. “Ъ” от 24 ноября 2017 года). Правда, в 2019 году власть в стране сменилась в ходе военного переворота, но российско-суданским планам это не помешало.

Елена Черненко, Галина Дудина

Источник: kommersant.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.