«Не надо иметь таких общих с Кремлем проектов, которые имеют ясную геополитическую подоплеку»

0 0

«Не надо иметь таких общих с Кремлем проектов, которые имеют ясную геополитическую подоплеку»

Евросоюз должен оставить попытки улучшения отношений с действующим российским руководством — такое мнение высказал в интервью “Ъ” один из авторов резолюции по России, принятой в четверг в Европарламенте, бывший премьер-министр Литвы и член комитета Европарламента по иностранным делам Андрюс Кубилюс. В беседе с корреспондентом “Ъ” Галиной Дудиной он рассказал о подготовке документа и заверил, что критика в адрес Москвы — свидетельство надежды и стремления выстроить лучшие отношения с «будущей, демократической Россией».

— Какова ваша роль в подготовке этого документа?

— В Европарламенте я был назначен спецдокладчиком по вопросам России, это решение было принято комитетом по иностранным делам. То есть на мне лежит ответственность формулировать позиции и инициировать различные дела.

После истории с Навальным в парламенте было принято межпартийное решение провести дискуссию по этому поводу и подготовить резолюцию. За ее разработку была ответственна наша фракция Европейской народной партии, в ней я отвечал за подготовку проекта. Согласно процедуре, свои версии проекта подготовили и другие фракции. Но я был ответственен за проведение переговоров между фракциями. По их итогам и возник тот проект, который был принят на заседании.

— То есть фактически вы первый автор документа?

— Не знаю, как оценить первенство, но, возможно, я дольше других сидел над этим документом.

— Резолюция получилась довольно жесткой. Она мягче или жестче, чем вы рассчитывали?

— Некоторые формулировки были смягчены в ходе межфракционных переговоров. Но суть осталась той же.

Это важный документ, потому что он говорит не только об индивидуальном случае отравления Алексея Навального, но и о картине кремлевской политики в целом, особенно в отношении оппозиции, инакомыслия, об агрессивности этой политики, в том числе по отношению к соседям.

И самое главное — это 15-я статья этой резолюции. Другие вещи достаточно очевидны: по поводу отравления, необходимости его расследования на международном уровне… А в этой статье мы попытались записать — и одобрили их на голосовании — более общие вопросы по поводу отношений с Россией.

— Почему вы посчитали, что важно фактически запустить дискуссию о новых отношениях с Россией, а не просто отреагировать на случившееся с Алексеем Навальным?

— Потому что нам хотелось показать, что отравление Навального — это не индивидуальный случай, а часть панорамы кремлевской политики.

— Фактически о том же заявила накануне и председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен.

— Да, она сказала об этом коротко и ясно, а мы — более расширенно. Та стратегия по отношению к России, с которой до сегодняшнего дня жил Европейский союз, должна быть глубоко и стратегически пересмотрена, включая так называемые «Пять основных принципов отношений с Россией». Это должна быть одна из таких первоочередных и важных задач соответствующих структур ЕС, прежде всего для верховного представителя по иностранным делам. Мы надеемся, что мы и дальше будем над этим работать — уже в диалоге с другими институтами ЕС.

Кроме того, я думаю, что Европейский союз должен начать готовить документ, в котором было бы расписано, как Евросоюз видел бы свои отношения с демократической Россией, то есть Россией, которая когда-нибудь вернется к демократическому образу жизни. Об этом говорится в параграфе 15f, чтобы уже сейчас Европейский союз стал бы думать об этом и как бы показывать, какие отношения могли бы строиться, причем в практическом плане, от свободной торговли до безвизового режима.

— Кто, по-вашему, должен подготовить такой документ? Или вы готовы самостоятельно написать черновик вместе с коллегами?

— В тексте резолюции указан Совет ЕС, то есть министры. Но, как всегда, все может начаться с более обширной дискуссии, более неформальных, рабочих документов.

— Пять принципов построения взаимоотношений ЕС с Россией включают в себя, в том числе, пункт о поддержке гражданского общества в РФ и связей между людьми. Вы не боитесь, что пересмотр этих пяти принципов ударит в том числе и по гражданскому обществу?

— Не нужно отказываться от всех пяти принципов. Нужно помогать инакомыслящим и готовить стратегию по отношениям с будущей демократической Россией.

Что в этой резолюции не говорится напрямую, но мы имеем это в виду: надо оставить в прошлом любые иллюзии по поводу улучшения отношений с кремлевским режимом.

Такие попытки до настоящего времени все время возникали в ЕС — то в Париже, то в других столицах. Мы говорим им: надо поддерживать гражданское общество, ориентироваться на то, как помочь России трансформироваться обратно в демократию, и надо отказаться от иллюзий, пересмотреть свою стратегию. И не надо иметь таких общих с Кремлем проектов, которые имеют ясную геополитическую подоплеку.

— Вы имеете в виду «Северный поток»?

— Да. И в свете отравления Алексея Навального мы просто еще раз повторили четко и ясно то, что мы уже говорили, кажется, в 2018 году: этот проект должен быть остановлен.

— Вы бывший премьер-министр Литвы и представитель страны, у которой традиционно очень натянутые отношения с Москвой. Не получается ли так, что сегодняшнюю политику Евросоюза по России во многом диктуют Польша и страны Балтии, страны, которые хорошо знают Россию, но очень плохо и необъективно к ней относятся в силу собственной истории?

— Во-первых, возможно, нам удалось убедить и другие страны, страны Западной Европы, что мы с самого начала были правы, когда мы критически относились — не к России, а к кремлевскому режиму. Я вижу, что коллеги из других стран прислушиваются к нашим аргументам. И поэтому за эту резолюцию голосовало абсолютное большинство. Это показывает, что в европейском парламенте, который представляет все, и очень разные, страны, разные политические группы, есть настоящий консенсус в том, что касается нашего отношения к России, а точнее, к кремлевскому режиму.

С другой стороны, знаете, вы можете думать, что на нас все еще влияет история, оккупация и вот это все. Но я скажу совсем по-другому.

Наш стратегический интерес очень простой — иметь хорошие отношения с Россией. Как и с Белоруссией и с Украиной.

Но мы из своего опыта очень хорошо знаем, что хорошие отношения между соседями зависят прежде всего от того, являются ли соседи демократическим государством. То есть наш глубокий геополитический, стратегический интерес — помочь России вернуться на демократический путь развития. И я верю, что Россия имеет все возможности и все шансы последовать примеру той же самой Белоруссии и хотя бы попытаться вернуться в русло демократических государств.

При этом, может быть, мы отличаемся от некоторых политиков в Западной Европе, которые, как мне иногда кажется, не верят, что демократия в России вообще возможна. И поэтому готовы приспособиться к такой России или к такому правлению, которые сейчас есть, и не ставить вопрос о том, может ли Россия когда-нибудь быть другим государством. Вот в этом есть наше отличие: мы оптимистично смотрим на будущее России и верим, что она может стать демократическим государством. И тогда наши отношения будут самыми лучшими.

Источник: kommersant.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.