Ответчики по прямой

0 0

Ответчики по прямой

Впервые в практике к субсидиарной ответственности по долгам компании-банкрота привлечены не только контролирующие должника лица, но и их дети, которым родители передали ликвидные активы. Такое решение вынес Арбитражный суд Москвы по иску ФНС РФ в рамках дела о банкротстве ООО «Альянс». Суд пришел к выводу, что передача имущества имела цель сокрытия от кредиторов, поэтому дети должны возместить его стоимость. Позиция суда «открывает новые горизонты» в субсидиарной практике, считают юристы, продолжая тенденцию ее ужесточения.

Круг ответчиков по искам о субсидиарке пополнился детьми контролирующих должника лиц (КДЛ). Арбитражный суд Москвы 28 октября опубликовал решение о привлечении двух сыновей руководителя и владельца обанкротившегося ООО «Альянс» Вадима Самыловских к субсидиарной ответственности на 93,1 млн руб. Это первое подобное решение в российской практике.

Иск к семье Самыловских подала ФНС в мае 2018 года. Суды привлекли к субсидиарной ответственности на 311 млн руб. по долгам компании самого Вадима Самыловских и его жену Наталью Кириенко, которая была признана соучастником схемы по уклонению «Альянса» от налогов и выводу активов.

Претензии к сыновьям директора были связаны с тем, что родители в декабре 2017 года передали им восемь объектов недвижимости и два транспортных средства, причем уже после признания «Альянса» банкротом (это произошло в феврале).

Имущество, по мнению ФНС, было куплено за счет выведенных из ООО средств. Суды трех инстанций отказались привлечь детей к субсидиарке, но ВС допустил такую возможность, направив эпизод на новое рассмотрение (см. “Ъ” от 26 декабря 2019 года).

По итогам нового разбирательства и было принято беспрецедентное решение. В нем признается, что дети не были КДЛ и не могут привлекаться за доведение ООО до банкротства. Но это «не исключает использования родителями личности детей в качестве инструмента для сокрытия принадлежащего им имущества от обращения взыскания по требованиям кредиторов». Суд допустил, что отчуждение имущества в пользу детей является мнимой сделкой, и счел недоказанной способность детей содержать имущество. В итоге сыновей привлекли к субсидиарке в размере кадастровой стоимости полученного имущества.

Алина Родионова, представляющая интересы ответчиков, считает, что суд подошел к делу слишком формально. Так, старший сын на момент сделок был уже совершеннолетним, часть имущества получил не в дар, а по договорам купли-продажи — у него был свой доход. «К сожалению, арбитражная практика идет к тому, что полностью утрачивается принцип состязательности»,— подчеркивает адвокат. По ее словам, неясно, почему ФНС вместо оспаривания самих сделок решила привлекать детей к «субсубсидиарной ответственности по отношению к родителям». Решение суда будет обжаловано в апелляции.

Юристы отмечают усиление тренда по ужесточению субсидиарки.

Помимо владельцев и руководителей компаний по таким делам уже привлекают и заместителей директора, и даже юристов по доверенности, были и попытки в отношении аудитора, поясняет советник Saveliev, Batanov & Partners Юлия Михальчук. «Случай привлечения к субсидиарной ответственности детей КДЛ теперь будет ориентиром для кредиторов»,— полагает Станислав Шибулкин из Vegas Lex. Адвокат BGP Litigation Антон Помазан считает, что решение суда «открывает новые горизонты» в спорах о субсидиарке.

«Действия родителей, осознающих реальную опасность и передавших имущество детям, являются злоупотреблением правом и не подлежат судебной защите»,— отмечает господин Шибулкин. Ключевым обстоятельством, подчеркивают юристы, было то, что суд усомнился в реальности сделок по отчуждению активов и в возможности детей нести расходы по содержанию. Однако Юлия Михальчук считает спорным определение судом размера ответственности в виде кадастровой стоимости имущества, так как она может отличаться от рыночной — лучше было бы провести экспертизу по цене.

Как уточнил “Ъ” Сергей Домнин, представляющий интересы конкурсного управляющего «Альянса», старший сын уже продал все полученное от родителей имущество, а три квартиры младшего объединены в одну (площадью 231 кв. м): «Поэтому говорить о том, насколько реально будет взыскать с ответчиков присужденную сумму, затруднительно. Суд не устанавливал нынешнее имущественное положение детей». Если дети не погасят долг, уточняет Юлия Михальчук, их самих могут признать банкротами и оспорить отчуждение имущества.

Анна Занина, Екатерина Волкова

Источник: kommersant.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.