Первая вакцинная война

0 0

Первая вакцинная война

Бушующая в мире эпидемия смертельно опасной болезни, вызванной вирусом. Аппараты ИВЛ, спасающие жизнь. Ученые, разрабатывающие вакцины. Сомнения в безопасности этих вакцин. Мир это уже проходил. В прошлом веке. Полиомиелит — болезнь, убившая и превратившая в калек сотни тысяч людей, чаще всего детей,— был побежден. Общую победу одержали ученые из двух враждующих супердержав, разработавшие противополиомиелитные вакцины.

«Полиомиелит… высоко контагиозное заболевание, вызванное полиовирусом. Он поражает нервную систему и может вызвать паралич или даже смерть всего за несколько часов… Полиомиелит поражает главным образом детей в возрасте до 5 лет… У одного из каждых 200 человек, зараженных полиомиелитом, наступает необратимый паралич (обычно ног). Из числа парализованных лиц 5–10% умирают при параличе дыхательных мышц, вызванном вирусом… Нет, средства от полиомиелита не существует. Полиомиелит можно предотвратить только с помощью иммунизации».

За этой короткой справкой Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) стоит длинная и трагическая история.

Первая вакцинная война
Судя по этому древнеегипетскому барельефу, полиомиелитом люди болели более 3 тыс. лет тому назад

Полиомиелит появился очень давно. Возможно, самым древним изображением жертвы полиомиелита является древнеегипетский барельеф (примерно 1500 г. до н.э), относящийся к периоду правления XVIII-й династии. На нем изображен жрец, правая нога которого изуродована болезнью. Археологи обнаружили у египетских мумий изменения костей, характерные для полиомиелита. Однако на протяжении многих веков эпидемий полиомиелита не было, а медики болезнь не замечали. Во всяком случае, не имели для нее отдельного названия. «Отец рыцарского романа» сэр Вальтер Скотт заболел в 1773 году в возрасте полутора лет, после чего остался хромым на всю жизнь. Лечащий врач списал недомогание ребенка на прорезывание зубов, но данное самим Скоттом описание указывает на полиомиелит. В 1789-м английский врач Майкл Андервуд сделал первое клиническое описание полиомиелита, назвав его «слабостью нижних конечностей».

В 1840 году немецкий ортопед Якоб Гейне, обобщив результаты наблюдений более чем за 200 больными, выделил полиомиелит как отдельную болезнь и назвал ее детским спинномозговым параличом. Полвека спустя шведский педиатр Карл Оскар Медин описал несколько форм заболевания. Долгое время острая форма полиомиелита называлась болезнью Гейне—Медина. В 1908-1913 годах благодаря работам австрийского ученого Карла Ландстайнера и румынского ученого Константина Левадити была доказана инфекционная природа заболевания и выделен вирус полиомиелита — полиовирус.

Первые крупные вспышки полиомиелита были зафиксированы на рубеже XIX и XX веков в Соединенных Штатах и Скандинавии. О росте числа заболевших в Санкт-Петербурге в 1909 году писали российские медицинские газеты.

17 июня 1916 года в Бруклине (район Нью-Йорка) была официально объявлена эпидемия. Власти принимали активные меры по борьбе с ней. Имена и адреса заболевших публиковались в газетах. Семьи, в которых были больные, помещались в карантин. На двери их домов клеили объявления: «Острый полиомиелит. Заразное заболевание. Держитесь подальше от этого дома. Лицо, снявшее это объявление, не имея на то полномочий, будет привлечено к ответственности». В Нью-Йорке были закрыты кинотеатры, запрещены массовые мероприятия, родителей просили не пускать детей в парки развлечений, бассейны, на пляжи, в другие общественные места. Тысячи людей покинули город из опасения заразиться.

Всего в тот год полиомиелитом в США заболело более 27 тыс. человек. Из них умерло более 6 тыс. человек, в том числе более 2 тыс.— в Нью-Йорке. Подавляющее большинство умерших — 1499 человек — были детьми в возрасте до 5 лет. Тысячи переболевших остались парализованными.

После первой, самой смертоносной эпидемии 1916-го вспышки полиомиелита стали повторяться в США ежегодно. Летом 1921-го в Нью-Йорке погибли 2 тыс. человек, около 7 тыс. остались пожизненно парализованными. Одним из пострадавших во время той эпидемии был помощник морского министра и будущий президент США Франклин Делано Рузвельт.

Очень сильными были эпидемии 1940-х и 1950-х годов. В 1952-м было зарегистрировано максимальное число заболевших — 57 628 человек. Кроме США высокая заболеваемость отмечалась также в Канаде, Великобритании, европейских странах.

В 1924 году Франклин Рузвельт по совету знакомого посетил курорт Ворм-Спрингс в штате Джорджия в надежде облегчить свое состояние. В первый же день после плавания в бассейне он почувствовал себя лучше. Впервые с момента заболевания он смог двигать правой ногой. До конца жизни Рузвельт приезжал на курорт ежегодно (кроме 1942-го). В 1926-м он купил Ворм-Спрингс за $200 тыс. и создал для управления им благотворительный фонд. Так возник первый в мире курорт для больных полиомиелитом. После избрания на пост президента США в 1932 году Рузвельт построил для себя в Ворм-Спрингс резиденцию — Малый Белый дом.

На благотворительном балу в честь дня рождения президента 30 января 1934 года Фонд курорта Ворм-Спрингс собрал пожертвования на сумму свыше $1 млн. В 1938-м фонд был реорганизован и стал называться Национальный фонд борьбы с детским параличом. Радиоведущий Эдди Кантор обратился к простым американцам: «Пошлите дайм президенту Рузвельту в Белый дом (дайм — десятицентовая монета.— “Ъ”)». Уже на следующий день в Белый дом пришло более 40 тыс. конвертов с вложенными в них даймами (реже — монетами достоинством 25 центов или $1). Всего за время правления Рузвельта в фонд поступило более 7 млрд десятицентовых монет. Через год после смерти Рузвельта, в 1946-м, дизайн десятицентовых монет был изменен: на них появился его портрет, а сама монета получила прозвище «дайм Рузвельта».

На помощь больным полиомиелитом фонд израсходовал $233 млн. Также средства Национального фонда борьбы с детским параличом направлялись на финансирование научных исследований по профилактике и лечению болезни.

Кампания по сбору средств и сам фонд получили прозвище «Марш даймов», которое впоследствии стало официальным названием организации.

Ученые, получавшие гранты фонда, знали о работах друг друга, хотя и придерживались разных подходов. Главный выбор стоял между аттенуированной (живой ослабленной) и инактивированной («убитой») вакцинами. Первые изготавливаются на основе штаммов патогенов (вирусов или бактерий, вызывающих заболевание), ослабленных в лабораторных условиях. Вторые — из микроорганизмов, выращенных в лаборатории, а затем убитых с помощью термической обработки или яда.

Первым человеком, вакцинированным от полиомиелита, стал Хилари Копровски.

Первая вакцинная война Первая вакцинная война

Хилари Копровски – вирусолог, иммунолог, пианист, коллекционер старинных картин, создатель первой вакцины против полиомиелита, долгожитель (1916-2013)
Фото: File, AP

Он родился в Варшаве. Его отец был вольноопределяющимся в Русской императорской армии, мать — зубным врачом из Бердичева, одной из первых в России женщин, получивших высшее образование. Копровски учился одновременно на медицинском факультете Варшавского университета и в консерватории. Университет он успел окончить перед началом Второй мировой войны. После вторжения немецких войск в Польшу в 1939 году Копровски вместе с семьей покинул страну. Он продолжил свое музыкальное образование в Риме, после чего переехал в Рио-де-Жанейро, где работал в Фонде Рокфеллера над созданием вакцины против желтой лихорадки. В 1944 году перебрался в США, где поступил в Lederle Laboratories, фармацевтическое подразделение многопрофильного конгломерата Cyanamid, выпускавшего химические удобрения, лекарства, бытовую химию, парфюмерию и косметику.

Во время работы в Lederle Копровски изобрел первую в мире вакцину против полиомиелита. Она была создана с помощью пассажей (многократно повторяемая процедура пересева культуры вируса с целью создания нового штамма) с испытаниями на лабораторных животных — хлопковых хомяках. Вирулентность полученного штамма вируса, то есть его способность вызывать заболевание или гибель организма, была проверена на обезьянах. Вакцина оказалась безопасной, у обезьян выработался иммунитет к полиомиелиту. Вся работа велась на средства Национального фонда борьбы с детским параличом.

В январе 1948 года Копровски, будучи уверенным в безопасности вакцины, испытал ее на себе, выпив из лабораторной мензурки жидкость, похожую по вкусу на рыбий жир. Никаких побочных эффектов у вакцины не оказалось.

Первое тестирование вакцины Копровски на людях было проведено в 1950 году. Ее ввели 20 детям из психиатрической лечебницы Letchworth Village в штате Нью-Йорк.

По официальной версии, руководство больницы обратилось с просьбой о вакцинации, опасаясь эпидемии полиомиелита. Согласно законодательству того времени, разрешение властей требовалось только на продажу лекарственных препаратов, но не на их тестирование. Из 20 детей у 17 появились антитела к полиомиелиту. У троих оставшихся, как выяснилось, антитела уже были. Побочные эффекты не проявились ни у одного.

Год спустя на встрече вирусологов коллеги высказали свои претензии Копровски. «Зачем ты это сделал? Зачем? Зачем?» — спрашивал Альберт Сейбин, также работавший над созданием аттенуированной вакцины. «Кто-то должен был сделать следующий шаг»,— ответил Копровски.

Первая вакцинная война
Для борьбы с полиовирусом потребовались не только умы замечательных американских и советских ученых, но и мозги хлопкового хомяка. Штаммы вируса для создания вакцины Копровски выращивали в клетках мозга этого лабораторного животного
Фото: CDC / James Gathany

Недовольство было вызвано не тем, что тестирование провели на психически больных детях, а самим фактом испытания живой вакцины на людях.

Живые вакцины воспринимались как потенциально более опасные, чем «убитые». Такой точки зрения придерживалось и руководство государственных структур здравоохранения. О массовой вакцинации от полиомиелита живой вакциной не могло быть и речи.

Провести ее Копровски смог только в 1957–1960 годах и не в США, а в Бельгийском Конго (на территории современных Демократической Республики Конго, Руанды и Бурунди). Прививку тогда получили около 1 млн человек.

Впрочем, к тому времени для массовой вакцинации уже использовались вакцины, созданные другими учеными. Хилари Копровски не только не получил заслуженной славы, но и стал впоследствии жертвой клеветы. Его обвинили в том, что программа вакцинации в бельгийских колониях стала причиной эпидемии ВИЧ-СПИДа. Обвинение было опровергнуто, однако продолжает жить в умах любителей теорий заговора.

Первую вакцину против полиомиелита, использованную для массовой вакцинации, создал Джонас Солк, потомок иммигрантов из Российской Империи. Его отец Даниил Солк родился в Америке в семье выходцев из Польши, мать Дора Солк, урожденная Пресс, родилась в Минске и приехала в Штаты вместе с родителями в 12-летнем возрасте. Джонас получил медицинское образование, занимался изучением вируса гриппа. В 1948 году, будучи профессором школы медицины Питсбургского университета, получил грант Национального фонда борьбы с детским параличом.

Прототип инактивированной («убитой») вакцины Солк создал в 1950 году. Испытав ее на себе, членах своей семьи и на людях, ранее переболевших полиомиелитом, он объявил о достигнутом успехе. Его заявление о создании вакцины прозвучало вечером 25 марта 1953 года по радио. Два дня спустя статья с результатами исследований была опубликована в научном журнале Journal of the American Medical Association. Национальный фонд борьбы с детским параличом объявил, что готов полностью финансировать масштабные испытания инактивированной вакцины Солка (ИПВ). Они состоялись в апреле 1954 года. Вакцину или плацебо получили 1,8 млн американских детей — «полиопионеров». В отчете об испытаниях говорилось о 80–90-процентной эффективности вакцины.

Первая вакцинная война
Альберт Сейбин спас от паралича тысячи людей. В 1983 году у него стал развиваться восходящий паралич. В больницу, в которую лег 77-летний Сейбин, пришло более 100 тысяч открыток с пожеланием выздоровления. Жена доктора плакала, читая ему вслух эти открытки. В 1985 году он смог встать на ноги и начать ходить, опираясь на трость, и прожил еще 8 лет
Фото: Getty Images

Одновременно с Солком над своей вакциной работал Альберт Брюс Сейбин (настоящее имя — Абрам Саперштейн). Он родился в Белостоке (тогда это была территория Российской Империи, сейчас — Польша), эмигрировал в США в 1921 году, окончил Нью-Йоркский университет. Занимался изучением инфекционных болезней, участвовал в создании вакцины от японского энцефалита. Сейбин разработал живую оральную вакцину (ОПВ) от полиомиелита. Ее преимуществами были прием через рот (а не инъекция, как в случае с вакциной Солка) и отсутствие необходимости повторного вакцинирования (требовалось для вакцины Солка).

Но даже названия — живая вакцина и «убитая» вакцина — настраивали людей, от которых зависело принятие решений, на то, что «убитая», содержащая в своем составе мертвый вирус, безопаснее.

Испытания вакцины Сейбин провел на собственных дочерях, затем — на добровольцах из числа заключенных одной из тюрем штата Огайо. Врач обратился к осужденным преступникам с речью, попросив их помочь в борьбе с болезнью, убивавшей и калечившей детей.

Разрешение на масштабные испытания своей вакцины в США Сейбин не получил. 12 апреля 1955 года, в десятую годовщину со дня смерти Рузвельта, было объявлено о начале массовой вакцинации американских детей вакциной Солка.

Джонас Солк стал национальным героем. Почти ни у кого не было сомнений, что он должен стать лауреатом Нобелевской премии.

Но произошла трагедия.

Разрешение на производство вакцины Солка получили пять компаний. Одна из них, Cutter Laboratories, из-за нарушения производственного процесса выпустила препарат, содержащий живой и неослабленный вирус полиомиелита. Опасную вакцину вкололи 120 тыс. детей. Около 40 тыс. из них переболели полиомиелитом в легкой форме, 56 детей были парализованы, 5 из них умерли. «Привитые» дети заражали окружающих, в результате чего еще 5 человек умерли, а 113 остались парализованными.

27 апреля вакцина производства Cutter Laboratories была отозвана с рынка. Несколько руководителей медицинских структур подали в отставку. Некоторым пострадавшим и их родственникам удалось через суд получить денежную компенсацию, но на бизнесе компании это не отразилось: она росла, скупала другие фирмы, а в 1974 году была поглощена германским фармацевтическим гигантом Bayer.

Так называемый инцидент Cutter имел ряд последствий. В США была создана более строгая система регулирования вакцин. Число идейных противников вакцинирования резко выросло. Считается, что именно тогда зародилось движение антипрививочников. Изобретение Солка продолжили использовать, но после случившегося с «убитой» вакциной живые стали казаться многим еще более опасными.

Альберт Сейбин не смог получить разрешение на проведение массового тестирования своей вакцины в США. Но он сумел сделать это в другой стране.

«В городах Англии и Соединенных Штатов большие бедствия приносит детский паралич; он оставляет след на всю жизнь, уродуя и калеча человека. Вирус детского паралича очень стоек и особенно сохраняется в сырых и лишенных света трущобах больших городов. Вот почему врачи Лондона, Нью-Йорка и Чикаго терпят поражение в борьбе с детским параличом в то время, когда у нас в стране он почти исчез»,— писала в 1951 году «Литературная газета».

Это была ложь: болезнь не исчезла. Наоборот, если в 1929 году уровень заболеваемости полиомиелитом в СССР был самым низким в Европе — 0,54 на 100 тыс. человек (в Германии — 1,7, Дании — 6,3, Швеции — 15,4), то в 1949-м в стране начались первые вспышки полиомиелита, самые сильные — в Прибалтике, Казахстане и Сибири.

Первая вакцинная война
Советский вирусолог, член-корреспондент Академии наук СССР, основатель и первый директор Института полиомиелита и вирусных энцефалитов АН СССР Михаил Петрович Чумаков
Фото: Лев Портер / ТАСС

С начала 1950-х годов изучение вирусов полиомиелита велось в Институте экспериментальной медицины (ИЭМ) Академии медицинских наук (АМН) СССР в Ленинграде. Для борьбы с «почти исчезнувшим» полиомиелитом приказом министра здравоохранения СССР №208 от 12 сентября 1955 года в составе АМН СССР был организован Институт по изучению полиомиелита, переименованный в 1960-м в Институт полиомиелита и вирусных энцефалитов АМН СССР. Основателем и первым директором Института был член-корреспондент АМН СССР (с 1960 года — академик) Михаил Чумаков.

18 января 1956 года центральные советские газеты опубликовали сообщение ТАСС: «Отъезд советских ученых-медиков в США. Вчера из Москвы в США выехала группа ученых-медиков — директор Института по изучению полиомиэлита (так раньше писалось название болезни.— “Ъ”) профессор М. Чумаков, старший научный сотрудник этого института М. Вершилова, директор отделения вирусологии Института экспериментальной медицины профессор А. Смородинцев и научный сотрудник Л. Лукин. Советские ученые ознакомятся в США с методами лечения полиомиэлита и приготовления вакцины д-ра Солка».

Первая вакцинная война
Профессор Анатолий Смородинцев. Соавтор полиомиелитной вакцины, создатель вакцин против гриппа, клещевого энцефалита, кори, эпидемического паротита (свинки)
Фото: Федосеев В. / ТАСС

В заметке был ряд ошибок. Член-корреспондент АМН СССР Анатолий Смородинцев занимал другую должность — руководил отделом вирусологии в ИЭМ. Под «Вершиловой» корреспондент ТАСС имел в виду вирусолога Марину Ворошилову, а четвертый участник делегации — «научный сотрудник Л. Лукин» — был сотрудником органов госбезопасности и вез в США $200 тыс. на случай, если понадобится купить какие-нибудь медицинские технологии. Так утверждал Александр Смородинцев, сын Анатолия Смородинцева, в документальном фильме «Дуэль с вирусом. Спасти человечество» канала «Россия». Американская сторона тоже считала, что как минимум один член делегации — разведчик.

21 января ТАСС передало из Вашингтона сообщение о том, что членов советской делегации медиков принял министр здравоохранения, образования и социального обеспечения США М. Фолс (на самом деле фамилия министра была Фолсом). Сообщалось, что профессор Чумаков «рассказал о ведущейся в Советском Союзе научной работе по борьбе с полиомиэлитом, хотя в СССР это заболевание не представляет значительной проблемы». Как заявил на встрече Чумаков, среднее число таких заболеваний в СССР примерно в десять раз меньше, чем в США.

Согласно справке «История эпидемий полиомиелита в СССР и России», опубликованной «РИА Новости», в середине 1950-х годов число заболеваний в год в СССР колебалось в интервале 10–13,5 тыс. случаев, а в 1958-м достигло уровня 10,66 случая на 100 тыс. населения, то есть более 22 тыс. человек. По официальной американской статистике, в США рекордное число заболевших было зафиксировано в 1952 году — 57 879 человек (36,7 случая на 100 тыс. населения). Таким образом, в СССР было в три раза меньше заболевших, чем в США (но никак не в десять).

Первая вакцинная война
Марина Ворошилова, коллега и супруга Михаила Чумакова. В 1945 году она первой в СССР выделила вирус полиомиелита
Фото: Эттингер /РИА Новости

Советские ученые посетили США для изучения вакцины Солка. Но во время визита Михаил Чумаков познакомился с Альбертом Сейбином. Несмотря на то что Сейбин так же плохо говорил по-русски, как Чумаков — по-английски, ученые сумели найти общий язык. Чумаков пригласил Сейбина в СССР. После двух длительных допросов в ФБР тот сумел получить разрешение на эту поездку. Приглашение посетить Советский Союз получил и Солк, но отказался, о чем впоследствии жалел.

Сейбин посетил Москву и Ленинград в июне 1956 года. По возвращении в США он обратился в Госдепартамент за разрешением отправить в СССР аттенуированные штаммы вируса полиомиелита. Несмотря на опасения, что Советский Союз использует их для создания биологического оружия, разрешение было выдано. Получив аттенуированные штаммы вирусов Сейбина и создав на их основе первые вакцины, исследователи из Института по изучению полиомиелита и Института экспериментальной медицины начали их проверку. Сначала на себе, потом — на родных. Первым ребенком, получившим вакцину, стала пятилетняя внучка Анатолия Смородинцева.

В том же 1956 году в Институте по изучению полиомиелита под руководством Михаила Чумакова было освоено производство инактивированной вакцины против полиомиелита (вакцины Солка, ИПВ). А с разрешением на клинические испытания вакцины Сейбина (ОПВ) возникла та же проблема, что и в США: чиновники от здравоохранения не верили в ее безопасность, кроме того, если есть одна вакцина, зачем нужна другая?

Согласно свидетельству заместителя директора по науке отдела вакцин Федерального агентства по регулированию пищевых продуктов и лекарств США (FDA) Константина Чумакова, его отец смог получить разрешение лишь после того, как из чужого кабинета, воспользовавшись временным отсутствием хозяина, позвонил по «вертушке» (телефону кремлевской правительственной связи) члену Политбюро ЦК КПСС Анастасу Микояну.

Слова Микояна было достаточно.

В январе 1959 года было начато вакцинирование в наиболее пострадавших от полиомиелита регионах — Литовской и Эстонской СССР. Затем оно распространилось на весь Советский Союз. С января по май было привито от 9 млн до 10 млн детей. К концу октября — 12 млн 211 тыс. человек в 13 союзных республиках. В Москве начали выпускать конфеты-драже с живой вакциной. До конца 1960 года в СССР было привито все население младше 20 лет — 77 млн человек.

Советские ученые не стали повторять американские испытания вакцины 1955 года. Никаких контрольных групп, никаких плацебо, никаких отказов от прививки. Цель была одна — ликвидировать полиомиелит.

Первая вакцинная война
На московской фабрике имени Марата выпускалось антиполиомиелитное драже – конфеты, защищавшие от болезни
Фото: Каспиев Константин / Фотоархив журнала «Огонёк» / Коммерсантъ

В 1959 году Сейбин снова побывал в СССР. А вскоре после возвращения получил оттуда неприятный «привет».

17 июня 1959 года газета «Известия» опубликовала большую статью ленинградского журналиста Эдуарда Аренина «Удар по грозному вирусу». Из ее текста следовало, что живую вакцину изобрел Анатолий Смородинцев. В статью входило интервью со Смородинцевым, которое выглядело так:

«— А как обстоит дело с применением живой вакцины в США?

— К сожалению, ее широкому применению мешали не только естественная боязнь ее предполагаемого вреда, но и волчий закон капитализма. Несмотря на то, что известный исследователь Альберт Сэбин с большим успехом впервые работал над созданием живой вакцины, ему удалось сделать прививки лишь 300 взрослым из уголовной тюрьмы в Цинциннати и 37 детям своих родных и близких знакомых. Большего он сделать не мог.

— Почему же?

— Промышленность, вырабатывающая убитую вакцину Солка, и врачи, делающие прививки, получают гигантские доходы. Три обязательные прививки для ребенка обходятся американским родителям в 15–30 долларов. Если в семье четверо ребят, это уже 60–120 долларов. А ведь прививки вакцины Солка надо периодически возобновлять. Бизнесмены от медицины не хотят отказаться от такого выгодного дела, даже если это идет в ущерб здоровью молодого поколения США».

Альберт Сейбин советских газет не читал. Статью в «Известиях» прочел корреспондент The New York Times и пересказал Сейбину. Тот немедленно отправил телеграмму Чумакову с требованием опровержения.

И уже через три дня после выхода первой статьи в «Известиях» появляется заметка без подписи: «Плодотворное сотрудничество ученых-вирусологов СССР и США. Группа советских вирусологов в составе профессоров М. П. Чумакова, А. А. Смородинцева и кандидата медицинских наук М. К. Ворошиловой 20 июня вылетает в Вашингтон на конференцию по живой вакцине против полиомиелита. Наиболее успешный препарат этого типа предложен, как известно, крупным американским ученым академиком Альбертом Себиным».

Вслед за Советским Союзом иммунизация против полиомиелита была проведена в странах социализма. В Польше в 1959–1960 годах были вакцинированы 9 млн детей. В декабре 1959-го прошла массовая вакцинация в Венгрии. В Болгарии в 1960-м вакцину получили около 2 млн детей в возрасте от 2 месяцев до 14 лет. В Румынии в 1961 году было вакцинировано все население младше 30 лет, большая часть жителей страны — около 10 млн человек. В Югославии после вакцинации 8 тыс. дошкольников в начале 1960 года в 1961-м была проведена массовая вакцинация. В ГДР добровольная вакцинация была объявлена в 1960 году, она охватила 86% жителей страны в возрасте от 2 месяцев до 20 лет. С 1961-го вакцинация стала обязательной для лиц этого возраста. На Кубе не было холодильников для хранения вакцины, поэтому всех детей на острове вакцинировали за несколько дней.

Вакцина Сейбина обладала рядом преимуществ перед вакциной Солка. Вирус, введенный привитому ребенку, передавался контактным способом детям, с которыми тот общался, что приводило к их иммунизации. Стоимость изготовления ОПВ была ниже (10 коп. против 5 руб. за вакцину Солка в СССР в 1959 году). Применять ее было проще — можно было обходиться без умеющих делать уколы медработников и стерильных инструментов. Закапать живую вакцину в рот ребенку мог любой взрослый, съесть драже с вакциной мог сам ребенок. Вакцинация вакциной Сейбина была безболезненной.

Сейбин выдавал бесплатную лицензию на применение разработанных им ослабленных штаммов вируса любой фирме, которая принимала во внимание его рекомендации по производственному процессу, а в 1972 году передал штаммы полиовируса ВОЗ и предоставил ей контроль над их применением.

Джонас Солк от патентной защиты своей вакцины также отказался.

Если на разрешение к применению вакцины Солка у американских властей в 1955 году ушло два с половиной часа с момента публикации результатов тестирования, то вакцина Сейбина ждала аналогичного разрешения более трех лет. Главный вопрос, волновавший чиновников, был таким: можно ли верить русским? Чтобы получить ответ на него, Всемирная организация здравоохранения отправила видного вирусолога, профессора Йельской школы медицины Дороти Хортсман в инспекционную поездку. Она должна была выяснить, безопасна ли вакцина и можно ли доверять советским отчетам о вакцинировании. В промежутке с августа по октябрь 1959 года Хортсман побывала в Польше, ЧССР и нескольких республиках СССР. У нее не возникло ни малейших сомнений: вакцина безопасна, результатам советских исследований можно доверять. Единственное ее замечание состояло в том, что некоторые дети получили обе вакцины — Солка и Сейбина, что мешало сравнению их эффективности.

Хортсман также указала на то, что успехи советской программы вакцинации связаны с тем, что в тоталитарном государстве система медицины построена по военному образцу. Власть отдает приказ, медики его выполняют, простые граждане беспрекословно подчиняются.

Вакцина Сейбина была разрешена для применения в США в 1961 году. Вскоре во многих странах мира она сменила вакцину Солка.

Благодаря тому что Советский Союз опередил Соединенные Штаты с разрешением на производство живой вакцины от полиомиелита, советскую вакцину начали активно экспортировать. 100–120 млн доз ежегодно уходило более чем в 60 стран Европы, Азии, Америки, Тихоокеанского региона. За научную разработку, организацию массового производства и внедрение в медицинскую практику живой противополиомиелитной вакцины Михаилу Чумакову и Анатолию Смородинцеву в 1963 году была присуждена Ленинская премия.

В СССР после введения массовой иммунизации против полиомиелита уровень заболеваемости стал быстро снижаться. В 1963 году было зафиксировано 560 случаев заболевания (0,25 на 100 тыс. населения, более чем в 40 раз ниже показателя «довакцинного» 1958 года). В 1967-м — 61 случай (0,026 на 100 тыс. населения).

В 1970-е годы случаи заболевания полиомиелитом в СССР становились все более редкими. В 1980-е и 1990-е вспышки полиомиелита фиксировались в Дагестане и Чечено-Ингушской Республике. К 1993 году уровень заболеваемости в России составлял 0,002 случая на 100 тыс. населения. В 2002-м ВОЗ сертифицировала Европейский регион, в том числе Россию, как территорию, свободную от полиомиелита, хотя единичные случаи заболевания отмечались в России и после этого.

Почти полная победа над полиомиелитом была одержана и в общемировом масштабе. Если в 1988 году полиомиелитом заболело около 350 тыс. человек в 125 странах, то в 2012-м в мире было зафиксировано всего 223 случая. В 2019 году — 95. При этом в мире сейчас живет около 20 млн человек, которые стали инвалидами, переболев полиомиелитом. Если в развитых странах практически все они — лица пожилого возраста, то в развивающихся странах есть и молодые инвалиды — чаще всего дети из бедных семей, живущих в труднодоступных районах.

В 2015 году было объявлено о полной ликвидации дикого полиовируса 2 типа (последний случай вызванного им заболевания был зарегистрирован в 1999-м), в 2019-м — о ликвидации дикого полиовируса 3 типа (не диагностировался с 2012-го). Для профилактики полиомиелита используются как живые пероральные, так и инактивированные вакцины. В настоящее время не уничтожен лишь полиомиелит 1 типа, случаи заболевания которым отмечаются в Афганистане и Пакистане. ВОЗ ставит целью полное избавление человечества от полиомиелита к 2023 году.

Алексей Алексеев

Источник: kommersant.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.