Последний еврозавр

0 0

Последний еврозавр

Бывший президент Франции (1974–1981 годы) Валери Жискар д’Эстен умер в возрасте 94 лет в своем имении Отон. Смерть третьего президента в истории Пятой республики, основанной Шарлем де Голлем, напомнила о семилетнем правлении одного из самых заметных европейских лидеров второй половины XX века, ставшего одним из архитекторов современной французской политики и идеологом сближения Востока и Запада. Активный участник разрядки 70-х годов прошлого века, ставшей передышкой в холодной войне, Валери Жискар д’Эстен был активным противником нынешнего противостояния «объединенной Европы» с Россией и призывал новое поколение европейских политиков отказаться от войны санкций. Его самым громким заявлением последних лет стало высказывание о том, что «Крым никогда не был украинским».

Валери Жискар д’Эстен умер от осложнений после заражения коронавирусом. На его смерть немедленно отреагировали ведущие французские политики, включая нынешнего президента Эмманюэля Макрона, а также его предшественников — Франсуа Олланда и Николя Саркози. А Национальное собрание Франции на заседании в среду поздно вечером почтило память бывшего президента минутой молчания.

Впрочем, на минуту оторвавшиеся от повседневных дел, чтобы вспомнить одного из самых ярких мировых лидеров второй половины XX века и сказать подобающие моменту слова, современные французские политики сегодня вряд ли так уж неукоснительно следуют его наследию, которое превратилось в политический винтаж: дорого, красиво, но не функционально. И в активной жизни современной Франции, увы, активно не применимо, потому что на дворе другая эпоха, страна уже давно не та, а нынешнее поколение политиков вспоминает о политической преемственности разве что в дни национальных праздников и похорон.

До смерти Валери Жискар д’Эстена предыдущим таким моментом истины была кончина Франсуа Миттерана, когда тоже на несколько дней Франция испытала острый приступ ностальгии по тому, что безвозвратно ушло.

А потом снова с головой погрузилась в себя нынешнюю — с протестами «желтых жилетов», незаконными мигрантами, исламистами, бросающими вызов либеральным ценностям Пятой республики, и, наконец, грызущимися между собой правыми и левыми политическими флангами.

Чтобы понять, какой шоковый переворот произошел в жизни страны с 70-х годов прошлого века — периода правления Валери Жискар д’Эстена, необходимо вспомнить ключевые моменты политической биографии третьего президента в истории Пятой республики, который вышел из «шинели де Голля». Участник освобождения Парижа от немецкой оккупации в августе 1944 года, который затем вступил в Первую французскую армию под командованием генерала де Латра де Тассиньи, 18-летний сержант Валери Жискар д’Эстен, как свидетельствуют его биографы, первым ворвался в немецкий город Кобленц на своем танке и был награжден Военным крестом за мужество.

В политику послевоенной Франции он ворвался так же стремительно, как и в Кобленц, расширяя плацдарм наступления и штурмуя одну высоту за другой.

В 28 лет он уже был заместителем руководителя секретариата премьер-министра, в 30 — депутатом Национального собрания и членом французской делегации на сессии Генассамблеи ООН, в 32 — госсекретарем (заместителем министра) финансов. Назвав Жискар д’Эстена своим «лучшим казначеем», в 1962 году президент де Голль назначил его министром финансов.

«Чтобы заинтересовать генерала экономикой, ему надо было объяснить, почему финансы не менее важны для обороны, чем армия. У Жискара это получалось»,— вспоминает один из очевидцев той эпохи. А вот свидетельство самого Жискар д’Эстена, передающего свои ощущения после того, как ему пришлось в течение семи лет управлять уже не танком, а французским бюджетом. «Я знал, что для модернизации Франции семи лет мало, но у меня был образец для подражания — сам де Голль»,— писал Валери Жискар д’Эстен. В его политической биографии подробно описаны те реформы, которые наследник и верный ученик архитектора современной Франции успел реализовать, находясь у власти.

Между тем нельзя не заметить, что все провозглашенное и реализованное Жискар д’Эстеном касалось не только Франции и того, что впоследствии назвали «общеевропейским домом».

Идеи интеграции послевоенной Европы проходили обкатку при третьем президенте Пятой республики, найдя в его лице горячего сторонника. Понюхавший пороху в своей боевой молодости и познавший, как пахнут дымящиеся руины Старого Света, он понимал, что после реализации плана Маршалла Европа должна стать единой и в этом единстве кроется залог ее силы.

Неслучайно откликнувшийся одним из первых на смерть Валери Жискар д’Эстена экс-президент Саркози назвал его «политиком, который всю свою жизнь прикладывал усилия к укреплению связей между европейскими нациями» и «приложил свой мощный интеллект к тому, чтобы анализировать самые сложные международные проблемы».

Неискаженное понимание того, какой ценой была достигнута победа над фашизмом и какую роль в освобождении Европы сыграла Советская армия, позволило Валери Жискар д’Эстену не попасть в лагерь западных лидеров, видевших свою задачу в том, чтобы держать железный занавес между Востоком и Западом наглухо задраенным. В годы холодной войны этот занавес приоткрылся, и было это как раз в период разрядки и Хельсинкского акта о безопасности и сотрудничестве в Европе, подписанного в период его правления.

В 1979 году Валери Жискар д’Эстен приехал с визитом в Москву: на фото этой далекой эпохи третий президент Пятой республики в костюме с иголочки и с безупречной армейской выправкой запечатлен с широко улыбающимся советским генсеком Леонидом Брежневым и ставшей кумиром советской публики певицей Мирей Матье.

Задолго до появления понятия «личная химия» Леонид Брежнев демонстрировал то, какую роль может играть дружба политиков в восстановлении доверия между государствами, и знал в этом толк. С госсекретарем США Генри Киссинджером он охотился на кабана в подмосковном Завидово, и господин Киссинджер не промазал. А вот Валери Жискар д’Эстен после завершения официальной программы визита был приглашен в подмосковный ресторан «Русская изба», представлявший собой бревенчатый сруб XIX века и предлагавший отменную русскую кухню.

Последний еврозавр
Президент Франции Валери Жискар д’Эстен во время церемонии возложения венков к Мавзолею в Москве в 1979 году
Фото: Валентин Соболев / ТАСС

Оркестр «Русской избы» встретил высокого французского гостя хитом Михаила Матусовского и Василия Соловьева-Седого «Подмосковные вечера», демонстрируя, что у СССР есть не только ядерные боеголовки, но и такое стратегическое оружие мягкой силы. Важная деталь — говоря дипломатическим языком, визит в «Русскую избу» состоялся по инициативе французской стороны: о ее существовании Валери Жискар д’Эстен узнал от французского посла в Москве и попросил, чтобы его туда отвезли.

После ухода третьего президента Пятой республики разрядка и оттепель 70-х сменились новым противостоянием, гонкой вооружений и борьбой «коллективного Запада» с СССР, который президент США Рональд Рейган назвал «империей зла».

Постепенная деградация отношений новой независимой России и Европейского союза, которые после всплеска 1990-х в 2000-х годах снова пошли вниз, не заставила Валери Жискар д’Эстена отказаться от своих убеждений в необходимости налаживать мосты между Востоком и Западом.

В 2015 году, после украинского кризиса, когда эти отношения достигли дна, 89-летний Валери Жискар д’Эстен приехал в Москву, где встретился с российским президентом Владимиром Путиным, а затем прочел лекцию студентам МГУ, стоя за конторкой на сцене актового зала Шуваловского корпуса университета. Некоторые его мысли по меркам современной европейской политики звучали прямо-таки крамольно. «Евросоюз должен противостоять попыткам ужесточить санкции против России»,— заявил экс-президент Франции, назвавший Россию «наиболее важным естественным партнером Евросоюза».

Самое же громкое заявление, за которое можно попасть на украинский сайт «Миротворец», касалось Крыма.

Нужно изучать историю. Крым никогда не был украинским»,— неожиданно изрек Валери Жискар д’Эстен.

В Париже и других европейских столицах последнего из могикан, или «еврозавра» Старого Света, так и не услышали.

А вот президент РФ Владимир Путин в телеграмме Эмманюэлю Макрону в четверг заявил, что память о Валери Жискар д’Эстене, который «по праву считался патриархом европейской политики» и «многое сделал для развития конструктивных отношений между нашими государствами», «навсегда останется в сердцах россиян».

Сергей Строкань, Галина Дудина

Источник: kommersant.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.