Сколько стоит российский рубль

0 0

 Сколько стоит российский рубль Все новости на карте

Реальная стоимость рубля — пожалуй, самая замифологизированная тема, находящаяся в сфере интересов Центробанка и служащая источником вдохновения не только для многочисленной армии конспирологов, но и для вполне серьезных экспертов с их мудреными и порой взаимоисключающими выводами. Мнений и расчетов много, но какие из них верны? Разобраться простому человеку в макроэкономических хитросплетениях не под силу. Ведь везде одни парадоксы. К примеру, согласно тому же указу Горбачева, с 1 ноября 1990 года за 1 доллар США должны были давать 1,8 советского рубля, но на черном рынке «зеленый» стоил раз в десять дороже…

Каким образом на деле формируется стоимость российских денег, что влияло в прошлом на их устойчивость и какие факторы будут определять крепость рубля в будущем, «Парламентской газете» рассказал председатель Комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков.

— Анатолий Геннадьевич, за 30 лет рубль претерпел множество взлетов и падений, девальваций и деноминаций. История не терпит сослагательного наклонения, но все же, оглядываясь назад: на ваш взгляд, насколько грамотно сработало правительство в той непростой ситуации, когда дефицит бюджета составлял около 500 миллиардов рублей?

— Решение правительства СССР в 1990 году можно назвать правильным, но запоздалым и в определенном смысле, с учетом накопившихся диспропорций, бесполезным. Ведь рынок не обмануть. Можно использовать силу его объективного развития, можно снизить последствия его разрушающей стихии, но административно определять курс рубля, ценообразование товаров — только во вред обществу, бизнесу и конкретному человеку. А у нас именно так и было: директивное управление курсом рубля привело в конце концов к дефициту товаров и других валют.

Таким образом, к концу 1980-х в стране из-за бездарной экономической политики сформировался огромный необеспеченный денежный навес. Экономика проседала, производительность труда снижалась, зарплаты росли. К тому же была запущена волюнтаристская, разрушительная «антиалкогольная» кампания, которая привела к уменьшению «связывающих» денежную массу товаров, а также к значительному сокращению поступлений в бюджет.

Кроме того, серьезно на стоимость рубля повлиял и сговор США и Саудовской Аравии против нашей страны по мировым ценам на нефть, решивших воспользоваться расточительной и неграмотной политикой советских властей. Крушение нефтяных котировок внесло свою лепту в усугубление финансовой ситуации в СССР.

— Можно ли было избежать ошибок в той ситуации?

— Конечно, только для этого все процессы либерализации нужно было проводить аккуратно, делая это поэтапно. Например, можно было отпускать цены на товары роскоши: ювелирные изделия, автомобили, дорогую мебель и так далее, снижая таким образом денежное давление на товары повседневного спроса.

— Насколько серьезно сегодня влияют на стоимость рубля рекомендации Международного валютного фонда, интересы отечественных экспортеров? Или в большей степени «давят» санкции и их различные политико-экономические производные?

— Мнение Международного валютного фонда, очевидно, учитывается, все-таки там работают специалисты высокого класса. Тем не менее и ЦБ, и Правительство в своей работе исходят из интересов страны и действуют точно не по указке из неких международных центров. Позиция отечественных экспортеров тоже принимается во внимание. Слабый доллар невыгоден нашему бюджету, 40 процентов доходов которого — это экспорт энергоносителей.

Наши власти также неоднократно говорили о том, что им не нужно сильное укрепление рубля, которое увеличивает дефицит бюджета. С другой стороны, ситуация в российской экономике такова, что ослабление доллара не вызывает автоматически укрепление российской валюты.

Для курса рубля обесценивание доллара к другим валютам малозначимо. В нашем случае гораздо более серьезную роль играют сальдо торгового баланса, цена на сырье в мире, которая, в свою очередь, определяется спросом стран и корпораций, и, разумеется, санкционное давление.

— Насколько пандемия бьет по рублю?

— Сегодня это главный фактор, влияющий на его устойчивость. Мы видим, что увеличивается число заболеваний и в мире, и в России, а значит, растут ожидания новых карантинов, сворачиваний бизнесов, а значит, и возможно снижение потребления товаров традиционного российского экспорта. А это, в свою очередь, оказывает давление на рубль. Как только ситуация развернется, рубль начнет укрепляться.

— Плавающий курс рубля, по мнению экспертов, подвержен влиянию спекулянтов на валютном рынке. У Центробанка достаточно инструментария для противостояния их атакам, которые в том числе могут быть организованы по политическим мотивам?

— В настоящее время ЦБ позволяет курсообразованию происходить под влиянием рыночных факторов. Бюджетное правило при этом обеспечивает стабильность рубля, поскольку оно предусматривает продажу накопленной валюты для выполнения бюджетных обязательств в случае, если цены на нефть оказываются ниже цены отсечки в 42,4 доллара за баррель, зафиксированной в текущем году для формирования бюджета. Все средства выше этой цены, которые выручили от продажи нефти, уходят в Фонд национального благосостояния.

При этом в случае возникновения угроз для финансовой стабильности Банк России может выходить с интервенциями на валютный рынок. Для этого у нас имеется золотовалютный резерв, объем которого на сегодня приближается к 600 миллиардам долларов. На минуточку, это более чем в два раза больше годового бюджета страны.

Кроме того, у ЦБ есть и другой инструментарий, позволяющий обеспечивать стабильность на финансовом рынке страны.

— Существуют разные методики определения реальной стоимости национальной валюты, в том числе такие экзотические, как индекс бигмака, который оценивает стоимость денег по цене гамбургера, произведенного в той или иной стране. Если использовать этот индекс, получается, что рубль недооценен в три раза.

— В мире придумано много форм подсчета стоимости нацвалют, в том числе с учетом цены потребительской корзины, а также стоимости гамбургера… Методика оригинальная, но все же не учитывает всех обстоятельств, которые принимает во внимание наш регулятор.

Действительно, согласно рейтингу, опубликованному в 2019 году американским еженедельником The Economist, рубль является самой недооцененной валютой по индексу бигмака. Потенциал его покупательной способности занижен почти в три раза, а реальная стоимость — почти в полтора раза.

Арифметика тут простая: в США бигмак в прошлом году стоил 5,74 доллара, а в России — 130 рублей, или около двух долларов. Таким образом, реальный курс российской валюты, по мнению экспертов американского журнала, находился в диапазоне 38-40 рублей за один доллар.

— Полагаете, это близко к истине?

— В теории — возможно, в реальности — динамика курса рубля определяется соотношением спроса на него и предложения на валютном рынке. А соотношение такое, какое мы наблюдаем. Приток инвестиций укрепил бы нашу нацвалюту, но многие инвесторы не идут в российские проекты из-за геополитических рисков.

И задача финансовых властей заключается в том, чтобы мы научились в условиях инвестиционной блокады обеспечивать рост инвестиций, развивая частно-государственное партнерство, снижая административные барьеры, предлагая новые инструменты для внутренних инвесторов, концентрируя государственные ресурсы на проектах, дающих мощный мультипликативный эффект.

— Эксперты при определении реальной стоимости рубля учитывают уровень инфляции в США. Насколько наша экономика зависима от заокеанских макропоказателей?

— Взаимосвязь тут очевидная. Представьте себе, что в этом году совокупный объем всех мер стимулирования и поддержки бизнеса и населения в США составил почти 30 процентов ВВП. Это означает, что в американской экономике сформировался так называемый инфляционный навес, когда денежная масса растет быстрее, чем ВВП. Это может спровоцировать рост инфляции.

Рост инфляции и ослабление доллара, снижение биржевых индексов вызовут аналогичные процессы в других странах, зависимых от доллара. Удешевление доллара отразится в том числе и на нашей стране, чьи доходы, повторюсь, на 40 процентов зависят пока еще от экспорта сырья.

Такова реальность: Россия сегодня больше зависит не от инфляции, а от курса доллара США, за который мы продаем нашу нефть и газ.

— Экономика России зависит от здоровья финансовой системы США — это мы выяснили. Но ведь и у нас имеются достаточно мощные факторы поддержки рубля — потребительский рынок, где мы наработали определенную независимость, и то самое бюджетное правило, которое должно, по идее, нас защитить от разного рода неожиданностей.

— Действительно, с помощью бюджетного правила государству удалось частично отвязать рубль от нефти, однако избавить окончательно от сырьевой зависимости его пока не удалось. Рубль просто приспособился к «сырьевым шокам» и рынку. В то же время нужно помнить, что при долларовой инфляции обычно растут цены и на нефть. Пока от цен на нефть зависит российский бюджет, от них будет зависеть и рубль.

Поэтому рубль по-прежнему реагирует на скачки цен на нефть, но уже слабее, чем раньше. Вспомните, когда в марте 2020-го нефть Brent подешевела на 56 процентов, то рубль упал всего на 21 процент, а потом несколько укрепился.

— За последние шесть лет рубль ослаб более чем в два раза по отношению к доллару. Эксперты-экономисты, оппонирующие, как это принято говорить, либеральному крылу, призывают ЦБ установить фиксированный курс рубля и отвадить тем самым мешающих развитию экономики спекулянтов. Чем плоха идея?

— Много минусов. Во-первых, трудно установить «на глазок» оптимальный курс для экономики, а во-вторых, такой фиксированный курс Центробанку необходимо будет поддерживать в противостоянии со спекулянтами крупными валютными интервенциями, что в долгосрочной перспективе грозит истощением золотовалютных запасов. Как следствие такой жесткой политики — сокращение внешнеторговой деятельности и появление черного валютного рынка, как в советскую пору.

Напомню, что официально доллар стоил одно время 60 копеек, а на черном рынке — его торговали за шесть рублей.

— С начала лета российская нацвалюта серьезно просела по отношению к доллару и евро. Как бы вы охарактеризовали текущую ситуацию с рублем?

— На самом деле рубль показал достаточно серьезную устойчивость в условиях пандемии. Падение цены на нефть, другие товары российского экспорта оказались гораздо более существенными, нежели снизился курс рубля.

Напомню, он стабилизировался на уровнях от 70 до 75 рублей за доллар. Сказались и определенная диверсификация экономики в последний период, и накопленные золотовалютные резервы, а также бюджетное правило. Сейчас два фактора оказывают влияние на курс рубля — это геополитика и вероятность второй волны коронавируса.

— Ваши прогнозы — куда устремится рубль? Чего ожидать в ближайшее время и в отдаленной перспективе?

— В пользу укрепления рубля говорят фундаментальные факторы: реальная положительная доходность ОФЗ и высокие международные резервы, значительно превышающие объем внешних обязательств, что заставляет нас уважать. Поддержать рубль должен и приток валюты после восстановления спроса на российский экспорт. В такой ситуации нацвалюта вполне может укрепиться до 70 рублей за доллар. Это позитивный прогноз.

С другой стороны, не следует недооценивать геополитические риски (ситуация прояснится в ноябре после выборов президента США) и возможность второй волны пандемии, которые, соответственно, повлияют на степень волатильности рубля. Что касается долгосрочной перспективы, скажем с горизонтом прогноза на 10 лет, то если экономика будет планомерно развиваться согласно заданному курсу, наращивая экспортный потенциал, повышая производительность труда и преуспев в «цифре» и высоких технологиях, то рубль может вернуться к значениям «до 2014 года», то есть укрепиться по отношению к текущему курсу вдвое. Все предпосылки для этого имеются.

Видео дня. В России уменьшилось количество ликвидного жилья

Источник: news.rambler.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.