Суд сказал: не верю

0 0

Суд сказал: не верю

Михаил Ефремов обещал бросить пить, больше не садиться за руль и поставить памятник погибшему в ДТП, но тройка судей Мосгорсуда скостила ему всего полгода из восьми лет, назначенных по приговору Пресненского райсуда.

Заседание апелляционной инстанции в минувший вторник было отложено по просьбе адвокатов Михаила Ефремова и представителей потерпевших. Первым дали время, чтобы они могли компенсировать ущерб, нанесенный пострадавшим в результате смертельного ДТП 8 июня, в размере 3 млн руб., а вторым — ознакомиться с заключением эксперта, представленного защитой Михаила Ефремова. В нем утверждалось, что водитель автофургона Сергей Захаров погиб в ДТП в том числе из-за того, что не был пристегнут ремнем безопасности.

Слушания в четверг начались с заявления адвоката господина Ефремова Петра Хархорина, попросившего суд приобщить к материалам дела платежные документы, из которых следовало, что его клиент полностью возместил ущерб. Но тут же выяснилось, что без компенсации осталась сожительница Сергея Захарова Ирина Стерхова. Причину отказа в компенсации адвокат Хархорин объяснил тем, что женщина пока не признана потерпевшей по делу, на чем она и ее адвокат настаивали в Пресненском райсуде.

К слову, и в апелляционной инстанции Мосгорсуда ее адвокат требовал, чтобы Ирину Стерхову ввели в дело.

Защитник полагал, что из-за того, что права госпожи Стерховой были нарушены в Пресненском райсуде, его приговор должен быть отменен, а дело рассмотрено заново.

Представитель лизингового ООО «Стоун-XXI», владевшего автофургоном, на котором Сергей Захаров развозил по Москве товары, тоже просил признать компанию потерпевшей и возместить ей ущерб за разбитое авто.

В свою очередь адвокаты господина Ефремова просили суд проявить снисхождение к их подзащитному, который полностью признал вину и сделал все возможное, чтобы ее загладить. Экс-адвокат артиста Эльман Пашаев, продолжая настаивать на невиновности Михаила Ефремова, также требовал пересмотра дела и его оправдания. Еще один бывший защитник Елизавета Шаргородская полагала, что в случае сохранения обвинительного приговора артист должен отбывать его не на зоне, а в колонии-поселении.

Бывшие защитники в суд не явились, а отвечая на вопрос судьи, господин Ефремов заявил, что они ему и не нужны. Потом артист добавил, что не признал вину в Пресненском суде лишь потому, что Эльман Пашаев оказывал на него постоянное давление. Новые адвокаты осужденного настаивали на допросе эксперта Ирины Кучиной, утверждавшей в своем исследовании, что Сергей Захаров отчасти сам виноват в случившемся, потому что не был пристегнут. Однако ей не удалось убедить представителей потерпевших в этом. Тогда адвокат Хархорин попросит суд назначить новую судебно-медицинскую экспертизу, чтобы окончательно разобраться в этом вопросе, но судебная тройка ему отказала.

После этого по требованию еще одного защитника осужденного Владимира Васильева была оглашена просьба представителя Чувашии о смягчении наказания Михаилу Ефремову. В ней отмечалось, что господин Ефремов заслуживает снисхождения хотя бы потому, что его прадед «способствовал развитию образования в Чувашии, открыв 300 школ для детей, а сам актер выступал в республике с культурными произведениями народов России».

Ущерб не был выплачен сразу, потому что все средства на моих счетах арестовали»,— объяснил сам Михаил Ефремов.

Актер публично признал вину и выразил соболезнование родственникам Сергея Захарова. По словам господина Ефремова, вину в смертельном ДТП он признавал с самого начала, но адвокат Пашаев убедил его в том, что может быть вынесен оправдательный приговор. «Я ухватился за эту соломинку»,— добавил он. «Моя жизнь разделилась на две части,— отметил артист.— В первой я жил и работал… Теперь я постоянно думаю о Захарове… Не сплю… Я никогда не сяду за руль и не буду пить. Прошу дать мне возможность работать, тогда я смогу возместить ущерб всем потерпевшим и поставить памятник Захарову, если его родные будут не против».

Однако ни это обращение к суду, ни последовавшие затем выступления адвокатов господина Ефремова в прениях, в которых они, в частности, настаивали на заслугах обвиняемого перед страной и ее гражданами, не помогли артисту.

Учтя в качестве смягчающего обстоятельства добровольную компенсацию морального вреда потерпевшим и положительные характеристики, апелляционная инстанция снизила назначенное наказание с восьми до семи с половиной лет. Прочие жалобы участников заседания, представителя «Стоун-XXI», Ирины Стерховой и экс-защитников артиста Пашаева и Шаргородской были отклонены.

Явно расстроенные представители артиста заявили, что обжалуют решение Мосгорсуда в кассационной инстанции, однако скорее ему следует рассчитывать не на снисхождение суда, а на право на условно-досрочное освобождение, которым артист в случае хорошего поведения сможет воспользоваться через три года.

Алексей Соковнин

Источник: kommersant.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.