Трудовые в резерве

0 1

Трудовые в резерве

Несмотря на повышающиеся цифры в статистике безработицы, апрельское крупное сокращение численности занятых в России было единственным: как показывают данные Росстата, с мая 2020 года число работающих в стране выросло почти на 200 тыс. человек — 0,2% от общей рабочей силы — одновременно с более сильным ростом числа ищущих работу. Значительную часть новой безработицы составляют люди, для которых сократилась или уничтожена возможность другого вида заработка, в том числе предпринимательского. Судя по динамике новых рабочих мест, резерва новой безработицы для экономики РФ вполне может хватить до момента, когда на рынок труда начнут влиять отдаленные последствия эпидемии 2020 года.

Как показали опубликованные вчера данные обследования Росстатом рынка труда за второй квартал 2020 года, апрельский прирост безработицы, когда в течение одного месяца (на него пришлось начало коронавирусной эпидемии в РФ и введение ограничений экономической активности в связи с ней в крупнейших по занятости регионах, в том числе в Москве) число безработных в РФ выросло с 3,49 млн человек до 4,29 млн, стал в то же время последним крупным сокращением числа рабочих мест.

Численность занятых в России (то есть закрытых персоналом рабочих мест) была минимальной в мае 2020 года — это 70 035 тыс. человек.

В июне численность работающих составила 70 067 тыс., в июле — 70 229 тыс., то есть за второй квартал число рабочих мест увеличилось почти на 200 тыс. человек. Все это происходило на фоне резкого спада промышленного производства, закрытия целых отраслей (авиакомпании, туризм, сфера развлечений), обвала инвестиций (вчера Росстат уточнил цифры спада инвестиций во втором квартале — 7,6%) и существенного роста зарегистрированной безработицы.

Одновременно с этим цифры собственно безработицы (все данные — по методологии МОТ) вели себя похоже. Скачок численности безработных в апреле составил 0,8 млн человек (1% рабочей силы), после чего цифры увеличивались меньшими темпами — с 4,3 млн в апреле до 4,7 млн в июле, общий прирост составил с мая 444 тыс. человек (еще 0,6%). Цифры Росстата — «натуральные», то есть сезонность, связанная с временным увеличением рабочей силы в агросекторе, в них присутствует. Тем не менее снятие ее даст немного: как демонстрирует распределение безработицы между сельским и городским населением, равно как и в возрастных группах, и сокращения, и прирост числа рабочих мест происходили летом 2020 года синхронно.

Часть эффекта «роста безработицы при несокращении рабочих мест» объясняется демографическими факторами.

Само число рабочей силы в РФ сократилось в июле преимущественно из-за роста численности незанятых, но работу не ищущих: Росстат считает «рабочей силой» сумму занятых и безработных (заявляющих в опросах, что они ищут работу и готовы приступить к ней в краткие сроки), и она в июле 2020 года была на 626 тыс. человек меньше, чем год назад. При этом данные ФНС в августе продемонстрировали, что по крайней мере в реестре малых и средних компаний сокращения занятости не зафиксировано — увольнения в РФ в связи с эпидемией производились в основном крупными работодателями.

Отраслевая разбивка Росстата по рынку труда будет доступна не ранее октября 2020 года. Пока можно предположить, что достаточно ограниченный круг крупных работодателей сократил число рабочих мест в ответ на карантинные меры, причем сделал это почти мгновенно (российское законодательство не позволяет уволить работника по сокращению штатов без его согласия в течение даже месяца, тем не менее основные увольнения пришлись на апрель 2020 года). В это же время ряды безработных столь же мгновенно по меркам статистики пополнили сотни тысяч людей, не испытывавших необходимости в работе ранее. Небольшая часть и первой, и второй группы эту работу летом 2020 года уже нашла, большая часть, среди которых много людей, ранее имевших предпринимательские доходы, доходы от аренды недвижимости и, видимо, теневые доходы и приработки, позволявшие им ранее считать себя не нуждающимися в работе, остаются безработными.

Отметим, в августе-сентябре к ним присоединится часть выпускников вузов и работников, занятых на временных агроработах. Но скорее всего, этот «второй удар» по рынку труда будет существенно мягче апрельского — безработица в 6,3–6,5%, видимо, останется пиковой для экономики РФ.

При этом с точки зрения собственно «производительных сил» та же численность занятых, что и в апреле 2020 года, означает, что в дальнейшие месяцы посткризисное восстановление динамики ВВП в условиях отсутствия повышенных инвестиций будет происходить экстенсивно — рекрутированием сотрудников из общей группы потерявших работу и ранее не нуждавшихся в ней: для нынешнего уровня промпроизводства (сокращения, как показывала оперативная статистика Росстата, массово производились в «закрытых» сервисных отраслях и в остальном были меньше) достаточно тех, кто работу летом не потерял.

Темпы летнего восстановления числа занятых рабочих мест после апрельского обвала, исходя из июньско-июльской динамики, составят десятки тысяч в месяц, что предполагает возврат к докризисному уровню занятости (без учета остающихся закрытыми отраслей, но с учетом демографических факторов — выбывание рабочей силы в РФ идет достаточно быстро) в 2022 году. Если восстановление будет более быстрым, большинству новых безработных удастся устроиться на работу еще до того, как проявятся вторичные эффекты коронавирусного кризиса — резкое сокращение прибылей в экономике, сворачивание действующих бизнесов по итогам 2020 года и реструктуризация крупных производств из-за понесенных убытков.

Региональная часть обследования Росстата, напротив, соответствует прогнозам.

Москва осталась регионом с наиболее низким уровнем безработицы в РФ — 2,3%, год назад — 1,4%. Уровень участия в рабочей силе в городе — по-прежнему существенно выше среднероссийского (67,9% против 61,8%) — вообще не изменился. В 2017 году он составлял 75%, но начал снижаться задолго до эпидемии. Московской области коронавирусная пандемия пока стоила 1 процентного пункта (п. п.) безработицы (она выросла с 2,8% до 3,8%), но уровень участия в рабочей силе сократился с 66,5% до 65,3%. В Санкт-Петербурге безработица выросла сильнее, чем в Москве,— с 1,4% в июле 2019 года до 3,2%, но уровень вовлеченности населения в труд сократился на 0,2 п. п.

«Чистая» безработица в показателях натурального прироста безработных в крупных регионах выросла относительно сильно в Краснодарском крае — с 4,8% до 6,2%, причем при почти неизменной численности рабочей силы, а прирост новых безработных в Москве, Московской области, Санкт-Петербурге и Краснодарском крае был сопоставим, как и в Свердловской области. Напротив, относительно небольшой является численность «новых безработных» в Татарстане, Ростовской, Новосибирской областях, Красноярском крае: пока «ковидная» безработица — это социальное явление скорее крупных городов и регионов, которые должны восстановиться быстрее, тогда как вторичные эффекты происходящего в теории должны сильнее отражаться на менее крупных рынках труда.

Дмитрий Бутрин

Источник: kommersant.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.