У нас товар, а у вас капец

0 1

У нас товар, а у вас капец

22 сентября президент России Владимир Путин принял участие в работе 75-й сессии Генеральной ассамблеи ООН и предупредил сотрудников этой организации, что их вакцинация российским «Спутником V» будет добровольной. Специальный корреспондент “Ъ” Андрей Колесников сосредоточился между тем и на выступлении американского президента Дональда Трампа, который, в свою очередь, сосредоточился прежде всего на губительной роли Китая в современном мире.

Юбилейная сессия ООН выглядела, без сомнения, экзотично. Самим собой показался окружающим лишь генеральный секретарь этой организации Антониу Гутерриш. То есть он вышел на трибуну и произнес вступительную речь. Остальные продемонстрировали себя записными ораторами.

Впрочем, ради того, что сказал господин Гутерриш, может, и не стоило ему выходить на эту трибуну.

Он напомнил, что год назад говорил уже о четырех угрозах для человечества, о «четырех всадниках» (таких безголовых, как «глобальное недоверие людей друг к другу» и «темная сторона цифровых технологий»), к которым теперь прибавился коронавирус, так что теперь «мы переживаем свой 1945 год».

С последним сравнением (как, впрочем, и остальными, но они не очень бросались в глаза, потому что были совсем уже невыразительными) генсек ООН погорячился: 1945-й был все же годом окончания войны, а не ее начала, и прилично было бы сказать тогда уж «1939 год», ибо до капитуляции ковида еще слишком далеко, и не выиграны ни Курская, ни Сталинградская битва, да и Ленинград пока еще в блокаде (за последние сутки от коронавируса в Петербурге умерли 25 человек)…

Впрочем, и насчет следующего утверждения генерального секретаря можно было посомневаться. Он сказал, что «микроскопический вирус поставил мир на колени». Ноги, конечно, подкашиваются, но стоит ли этот мир уже на коленях? Мир с этим, может, и поспорил бы, а академик Гинцбург, полагаю, и просто расхохотался бы в лицо тому, кто так и в самом деле считает.

Основной пафос выступления Антониу Гутерриша заключался в том, что он, по его словам, еще в самом начале эпидемии призвал мир к тотальному прекращению огня и вот теперь он вновь призывает мир к тотальному прекращению огня. Более того, он подчеркнул, что теперь у мира есть всего сто дней, чтобы согласиться с его предложением, которое сейчас, в отличие от прошлого раза, когда на него, видимо, не обратили вообще никакого внимания, звучит как ультиматум.

То есть теперь он дал время воевать только до Нового года.

— Этот год уже вошел в историю,— подчеркнул генеральный секретарь.— Вместе мы сделаем все, чтобы в историю вошла и эта сессия.

Между тем, оказалось, что для этого не нужно усилий большого количества людей, и прежде всего самого Антониу Гутерриша. Всего лишь нужно было, чтобы выступил президент США Дональд Трамп.

Каждого лидера страны анонсировал находящийся в зале представитель этой страны. И если, например, президент Бразилии, выступивший первым из лидеров, был представлен так тоскливо, что слушать его совершенно расхотелось (если, конечно, были такие, кому хотелось), и он своим выступлением подтвердил все самые смелые ожидания тех, кому расхотелось, то анонсировавшая речь Дональда Трампа постпред США при ООН Келли Крафт по силе своей любви к Дональду Трампу, пылко обозначенной в этом анонсе, могла бы сравниться только с самим Дональдом Трампом. То есть обращение «мой главнокомандующий» в конце этого анонса выглядело, пожалуй, самым сухим и бессердечным из эпитетов, характеризующих этого человека.

Если коротко, Дональд Трамп спас мир столько раз подряд за последние три года, что больше уже его никогда и спасать нет никакой необходимости (но, возможно, второй срок потребуется Дональду Трампу, чтобы поддерживать спасенный мир в тонусе).

— Президент Трамп,— рассказывала Келли Крафт,— использовал силу своего голоса, чтобы предупредить режим Асада, Россию и Иран о недопустимости нападения на Идлиб. К нему прислушались, и сохранены миллионы жизней!

И это было сделано только силой голоса. Он не подключил даже игру мускулами.

Именно Дональду Трампу, по ее словам, принадлежит «отважная ведущая роль в выполнении всех его обещаний» (а мог бы переложить ее на кого-нибудь).

Непосредственно Дональд Трамп выступал немногим дольше Келли Крафт. Но ему удалось дополнить соотечественницу тем не менее несколькими важными замечаниями.

Президент США заявил, что его страна ведет «отчаянное сражение с невидимым врагом», имея в виду вирус. США, по его словам, «первыми внедрили передовые методы лечения», позволившие на 85% сократить смертность в стране, если считать с апреля (о беспрецедентной смертности в США до апреля, после которого вирус, похоже, просто устал размножаться, и не только в США, он ничего не говорил).

— Но мы,— обратил он внимание,— должны привлечь к ответу страну, которая выпустила эту чуму в мир,— Китай!

И больше он считай что ни на что и не отвлекался. Китай был его главной заботой. Китай ввел «запрет на внутренние поездки» и оставил в силе международные перелеты; Китай маниакально долго утверждал, что «нет никаких доказательств передачи вируса от человека к человеку»; «Китай сбрасывает миллионы и миллионы тонн пластика в Мировой океан»; Китай выбрасывает в атмосферу больше ядовитой ртути, чем любая страна в мире; китайские выбросы СО2 в два раза превышают выбросы США…

И наконец, в лицо Китаю было брошено еще одно обвинение:

— Эта страна уничтожает огромные участки коралловых рифов!

Про Россию не было сказано ни слова (кроме того, что она была упомянута в одном ряду с Ираном и Сирией в истории с Идлибом), что даже немного обидно в контексте такой концептуальной речи, когда случайным, лишним, необязательным не стало ни одно слово американского президента. Никакой дани вежливости или дипломатии (ни в коем случае), ни одной протокольной фразы, которыми, казалось, неизбежно должна изобиловать любая речь в такой ситуации… Нет, ничего в бровь, все в глаз.

Ожесточенность (а может, увлеченность), с которой он говорил про Китай с этой трибуны, производила сильное впечатление. Даже мне хотелось что-нибудь ему выкрикнуть в ответ.

Интересна была роль, которую Дональд Трамп отвел в современном миру Организации Объединенных Наций. «Реальные проблемы, которыми должна быть занята ООН», таковы: «терроризм, притеснение женщин, принудительный труд, наркоторговля, торговля людьми в целях сексуальной эксплуатации, религиозное преследование и этнические чистки религиозных меньшинств». Это все.

В общем, ООН может расслабиться. Все остальное и так тащит на своих неуставших плечах Дональд Трамп.

Он добавил, что в США «самая мощная военная система в мире и никто к нам даже близко не может подойти» (не то что боится подойти близко, а не может сравниться в мощности).

— Мы вышли из ужасной ядерной сделки с Ираном, мы уничтожили халифат ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная в России.— “Ъ”) на сто процентов (и никакие соратники в этой борьбе, даже по коалиции, ему сейчас были не нужны.— А. К.), убили основателя и лидера аль-Багдади, убили главного террориста в мире Касема Сулеймани… Не будет больше крови на песке!..

Спорить со всем этим было бессмысленно. Оправдания заняли бы во много раз больше времени. И были бы еще более бессмысленными.

Я, наконец, вдруг понял: чем-то это все напоминало то великое стучание ботинком по той же самой трибуне.

Следующим в зале должны были прокрутить выступление китайского лидера, и представлявший его постпред КНР в ООН Чжан Цзюнь посчитал своим долгом все-таки хоть попытаться среагировать.

— Мир,— сказал он,— нуждается в солидарности и сотрудничестве, а не в конфронтации и не в активизации политического вируса.

Выглядело вяло. Но что бы он ни сказал, выглядело бы вяло.

Как ни странно, председатель КНР Си Цзиньпин между тем сам ответил Дональду Трампу даже в записи:

— Мы не стремимся к логике: ты либо победитель, либо проигравший.

Господин Трамп ответил бы на это, будь у них дискуссия, что если не стремишься, то и не будешь победителем. Но в таком режиме какая уж тут дискуссия (и слава богу).

Зато председатель КНР пообещал ООН $50 млн на поддержку ее плана борьбы с коронавирусом. А все, что мог бы пообещать ООН Дональд Трамп,— забрать у ООН $50 млн. И не на борьбу с коронавирусом, а просто так.

После него выступали лидеры Турции, Чили, Кубы… Все говорили дольше и как-то бесперспективней. Были мельче.

Потом слово дали президенту России Владимиру Путину. Казалось бы, на него тут вся и надежда. Но и он был, прямо скажем, не так зажигателен.

При отведении роли ООН в мире российский президент оказался при этом более великодушен, чем президент США:

— Беречь мир, содействовать устойчивому развитию народов и континентов, помогать в преодолении локальных кризисов.

Владимир Путин предсказуемо высказался за сохранение права вето «пяти ядерных держав—победительниц во Второй мировой войне», так как оно «и сегодня отражает реальный военно-политический баланс»:

— И, как показывает дипломатическая практика, этот инструмент работает в отличие от печального опыта довоенной Лиги Наций с ее бесконечными разговорами, декларациями без механизмов реальных действий, без права государств и народов, попавших в беду, на помощь и защиту.

Про санкции было сказано аккуратно, в том смысле, что Россию их неотменяемость беспокоит только в контексте общих проблем мировой торговли, связывающих ей руки.

— Расчистка, освобождение мировой торговли от барьеров, запретов, ограничений, нелегитимных санкций могло бы стать хорошим подспорьем для восстановления глобального роста, сокращения безработицы,— заявил Владимир Путин.— Так, по оценкам экспертов, полное или частичное сокращение занятости в мире во втором квартале этого года эквивалентно потере 400 млн рабочих мест, и нужно сделать все, чтобы такая безработица не стала застойной, чтобы люди вернулись к работе, могли обеспечивать свои семьи, а не оказались в тисках бедности, без перспектив в жизни.

Отмена санкций в этих обстоятельствах и правда выглядит логичной, если не единственной работающей мерой.

Владимир Путин отметил, что «накопленный научный, производственный потенциал, клинический опыт российских врачей позволили оперативно разработать линейку тест-систем и медицинских препаратов для выявления и лечения коронавируса, а затем и зарегистрировать первую в мире вакцину — “Спутник V”».

Владимир Путин не мог этого не отметить, потому что если никто этого не хочет отмечать, то кто может запретить нам самим отметить это?

— Мы абсолютно открыты и настроены на партнерство,— заверил президент России.— В этой связи выступаем с инициативой в ближайшее время провести онлайн-конференцию высокого уровня с участием государств, заинтересованных в кооперации по созданию вакцин против коронавируса.

Формулировка была правильная: не принял участия — не заинтересован в кооперации.

Но все-таки не сравнишь с «не будет больше крови на песке…»

Ну и, наконец, лучший ход, сделанный господином Путиным. Вернее, его подарок.

— С опасным вирусом может столкнуться каждый. Коронавирус не обошел стороной и персонал Организации Объединенных Наций, ее штаб-квартиры и региональные структуры,— констатировал Владимир Путин.— Россия готова оказать ооновцам всю необходимую квалифицированную помощь, в частности, предлагаем бесплатно предоставить нашу вакцину для добровольной (пока.— А. К.) вакцинации сотрудников организации и ее подразделений. Такие обращения от коллег из ООН к нам поступают, и мы не останемся к ним безучастными.

Это и называется «по просьбам трудящихся».

Да, у них будет эта вакцина, хотят они этого или нет.

Андрей Колесников

Источник: kommersant.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.