Урожай на цифру

0 1

Урожай на цифру

В бюджетном прогнозе Минэкономики в сентябре ожидаются существенно лучшие оценки спада 2020 года, чем предполагалось ранее — рабочие данные прогноза, с которыми ознакомился “Ъ”, предусматривают спад ВВП по году в 3,9% против 5% в ранних версиях и снижение инвестиций на 6,6% вместо 12%. Причина — более позитивные в сравнении с ожиданиями итоги второго квартала, в первую очередь внутренний спрос, и более быстрое восстановление летом 2020 года.

Макропрогноз Минэкономики, на котором основываются бюджетные расчеты, будет внесен в Белый дом ориентировочно 10 сентября, правительство должно рассмотреть его 17 сентября. “Ъ” удалось ознакомиться с расчетами рабочей версии прогноза, обсуждаемой сейчас с профильными ведомствами: в сравнении с летними вариантами она существенно оптимистичнее. Это в пятницу подтвердил, не раскрывая цифр, и министр экономики Максим Решетников в рабочей поездке в Краснодарском крае: «Оценка ситуации существенно лучше, чем мы делали два месяца назад… Экономика восстанавливается неплохо относительно наших ожиданий».

В базовой версии прогноза итоговая цифра прогноза динамики ВВП за 2020 год, которая вряд ли изменится за неделю — 3,9%.

Это означает, что Минэкономики даже при коррекции оценок по сектору малого и среднего бизнеса считает первичные оценки падения ВВП во втором квартале завышенными, а не наоборот. Впрочем, основные изменения в прогнозе — во внутреннем спросе: в июньской версии предполагалось, что розница в 2020 году сократится на 5,2%, инвестиции — на 12%. В августовской версии прогноз снижения оборотов розницы — 4,2%. Это во многом производное от изменения оценки падения реальных зарплат (рост в августовской версии по 2020 году на 1,5% и рост совокупного ФОТ на 3,4% против июньских ожиданий падения зарплат за год на 3,9% и снижения ФОТ на 1,5%). Кроме этого, уже первые (вероятно, косвенные) данные о динамике предпринимательских доходов во втором квартале позволили Минэкономики улучшить прогноз снижения реальных располагаемых доходов — с 3,8% падения в 2020 году в июньской версии до 3% в августовской.

Кроме этого, Минэкономики учло более быстрое восстановление экономики в июле—августе, в июне 2020 года еще не была очевидна будущая динамика спада и реакция экономики на масштабные меры поддержки правительством (как и ее реальный объем). Это отразилось в том числе на динамике реальных зарплат — они в апреле сократились на 2% год к году, после чего вернулись к росту темпом 1%. При этом ведомство с осторожностью относится к оценке летнего быстрого восстановления: оно отчасти определялось отложенным спросом и особенностями внутреннего спроса при закрытых границах.

Наконец, важный момент в прогнозе — пересмотр оценки наблюдаемого и будущего спада инвестиций. Минэкономики предполагает, что их снижение в первом полугодии на 4% будет продолжено, поскольку инвестпрограммы в компаниях инертны. Эффекты пересмотра прогноза на 2020 год влияют и на цифры 2021–2023 годов: так, предполагается, что в 2021 году инвестиции будут расти на 3,9%, в 2022 году — на 5,3%, в 2023 году — на 5,1%. Пик годовой динамики ВВП будет достигнут в 2022 году — 3,4% и снижение до 3% в 2023 году. Предполагается, что на докризисные показатели ВВП вернется осенью 2021 года, в третьем квартале.

По просьбе “Ъ” часть показателей этой версии прокомментировали представители ЦМАКП, которые участвуют в разработке прогноза.

По мнению Олега Солнцева, «некоторое ускорение снижения инвестиций во втором полугодии более чем вероятно». «Во-первых, с учетом лага принятия компаниями решений о пересмотре инвестпрограмм воздействие кризиса на объем инвестиций, вероятно, еще не сказалось в полной мере. Во-вторых, заложенный в прогнозе рост фонда оплаты труда при одновременном сокращении выпуска фактически означает масштабное падение прибылей компаний, а это основной источник финансирования инвестиций. В-третьих, нужно принять во внимание вероятный скачок числа корпоративных банкротств после окончания в октябре действия моратория на банкротства системообразующих компаний и предприятий пострадавших отраслей (впрочем, важнейшие последствия этого проявятся в последующий год). Ну и, в-четвертых, не нужно сбрасывать со счета и эффект базы — более высокие значения инвестиций во втором полугодии 2019 года, что важно для показателей к аналогичному периоду прошлого года»,— говорит он.

Игорь Поляков обращает внимание на то, что после 2,9-процентного роста реальных зарплат за полугодие, обнаруженного Росстатом, прогноз Минэкономики выглядит вполне реалистичным, предполагая даже некоторое ухудшение ситуации в третьем квартале. Но, как отмечает аналитик, данные Росстата о зарплатах и списочной численности работников, особенно малых и средних предприятий, за время карантина и сделанные на их основе прогнозы менее надежны и методологически отличаются от тех, которые собирались ранее. «Их нужно воспринимать скептически, расширив нижнюю границу прогноза»,— говорит господин Поляков, не исключая пересмотра оценки официальной статистики о зарплатах за второй квартал.

Наконец, Владимир Сальников указывает на то, что при построении оценок на 2020 год следует учесть: во втором полугодии 2020 года сильного дальнейшего отскока реальных заработных плат может и не произойти. Их динамика может оставаться под давлением возникшего в результате кризиса избытка предложения на рынке труда — возможно, поэтому следует заложить более низкую оценку динамики зарплат и фонда оплаты труда на 2020 год. Отметим, что этот избыток предложения предполагается в прогнозе прямо: полное восстановление уровня безработицы 2019 года (4,6%) ожидается лишь в 2023 году, прогноз на 2020 год — 5,7% экономически активного населения, на 2021 год — 5,2%.

Другие новые моменты прогноза Минэкономики — ожидание низкой инфляции в 2021 году (3,7% — на конец года, 3,6% — среднегодовая) и очень быстрого восстановления объемов платных услуг населению (6,7% после падения в 2020 году на 10,3%).

На 2022 год в сценарий вписаны прекращение действия сделки ОПЕК+ и, как следствие, более быстрый рост в ТЭКе. Отметим, что экономисты ведомства исходят из консервативного прогноза нефтяных цен ($41,8 за баррель, то есть ниже планки бюджетного правила, на 2020 год, далее $45,3 в 2021 году, $46,6 в 2022 году и $47,5 в 2023 году): менее глубокий спад в ТЭКе улучшит все цифры прогноза. Важно также отметить, что прогноз учитывает и бюджетную консолидацию: госрасходы в нем уже достаточно умеренны, пересмотр в более позитивную сторону цифр в нем в 2021 году выглядит пока — без учета непрогнозируемых факторов — более вероятным, чем ухудшение.

Дмитрий Бутрин, Алексей Шаповалов

Источник: kommersant.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.