Великий Ливан переполнен Великим гневом

0 0

Великий Ливан переполнен Великим гневом

Президент Франции Эмманюэль Макрон сдержал обещание и вернулся в Ливан спустя три недели после своего предыдущего визита, чтобы лично проследить за ходом политических и экономических реформ, а также распределением помощи, предоставляемой этой стране международными донорами после взрывов в порту Бейрута. Визит совпал со столетним юбилеем создания Великого Ливана и началом французского правления в этой стране. Век спустя Париж вновь диктует там свои правила игры. Господин Макрон пригрозил местным лидерам санкциями, если они не приступят к реформам. Визит президента Франции прошел на фоне новой волны протестов в Бейруте, получивших название «Великий гнев Ливана».

Эмманюэль Макрон прибыл в Бейрут поздно вечером в понедельник и сразу направился в дом самой известной в мире арабской певицы Фейруз, чтобы вручить ей французский орден Почетного легиона. За дружеским ужином господин Макрон рассказал певице, какие ностальгические воспоминания об «историях любви» навевает ему ее творчество. И на этом приятные встречи президента Франции в Бейруте закончились. Уже у порога дома Фейруз его ждали десятки демонстрантов, державшие в руках лозунги против Мустафы Адиба, которому за несколько часов до прилета президента Макрона было поручено сформировать новое правительство Ливана. «Адиб представляет власть, а не народ», «Адиб не годится!» — скандировали демонстранты. Президент Франции ответил, что назначал премьера не он, а местные политические силы. Примерно то же самое он сказал журналистам, приземлившись в аэропорту Бейрута: «Не в моей компетенции поддерживать или быть против назначения, так как это внутреннее дело Ливана. Но я должен убедиться, что сформированное правительство будет служить народу и будет способно провести реформы для борьбы с коррупцией, исправления сектора энергетики, работы порта, центрального банка и банковской отрасли». Он также подчеркнул, что взял на себя ответственность контролировать эти реформы.

Если правительство выполнит свои задачи, то международное сообщество во главе с Францией выполнит обязательства по поддержке ливанского народа»,— подчеркнул господин Макрон.

По словам президента Франции, у его визита три цели: проконтролировать распределение помощи для ликвидации последствий взрыва в порту Бейрута, унесшего жизни более 190 человек; празднование столетия Великого Ливана — начала становления ливанской государственности под французским протекторатом, а также контроль за процессом политических реформ. За сутки в Бейруте президент Франции успел поговорить с бывшим премьером Саадом Харири, дважды побеседовать с президентом Мишелем Ауном, встретиться с другими ведущими политиками, проинспектировать порт и одну из больниц, где ему пожаловались на неэффективное распределение присылаемых в страну лекарств, принять участие в торжествах по случаю создания Великого Ливана, в том числе посадить кедровое дерево — символ страны. По словам пресс-службы президента, так господин Макрон продемонстрировал свою веру в будущее Ливана, ради которого он готов рискнуть своей личной репутацией и карьерой.

«Я делаю рискованную ставку, я знаю об этом… Я кладу на стол единственное, что у меня есть,— мой политический капитал»,— сказал президент Франции в интервью изданию Politico по дороге в Бейрут, говоря о своей роли в трансформации политической системы Ливана. «Это последний шанс для этой системы»,— подчеркнул он. По словам Эмманюэля Макрона, он дает политическому классу Ливана «испытательный срок» до конца октября, после чего примет «карательные меры», которые могут включать как отказ от жизненно важной для Ливана международной финансовой помощи, так и введение санкций против правящей элиты. Санкции ждут ливанских политиков, которые окажутся замешаны в коррупции. Позднее, завершая визит, президент сообщил, что ливанские политики пообещали ему сформировать правительство в течение 15 дней, а также согласились с «дорожной картой» реформ. Она касается структурных изменений в работе Центрального банка и банковской системы в целом, финансовой отчетности и преследования коррупции, а также вопросов восстановления порта и урегулирования кризиса с поставками электричества. «Я ожидаю, что правительство Ливана выполнит обещания в течение восьми недель»,— добавил он.

Президент Макрон также ответил критикам своей политики, считающим, что он недостаточно давит на проиранское шиитское движение «Хезболла» — одну из самых влиятельных политических сил в Ливане. «Если мы будем бороться с силой с помощью силы, это называется эскалацией»,— сказал он. И тут же добавил: «Не просите Францию начать войну против ливанской политической силы… Это было бы абсурдно и безумно».

Кроме того, президент Франции опроверг слухи, что он одобрил назначение Мустафы Адиба на пост премьера, а также пояснил, что не мог поддержать выдвижение в премьеры Навафа Саляма, судьи Международного суда ООН и бывшего постпреда Ливана при этой организации. Его кандидатуру предлагали ряд оппозиционных партий и гражданское общество. Имя Саляма выкрикивали и митингующие у дома Фейруз. Президент Франции напомнил, что кандидатуру Саляма заблокировала «Хезболла» и он не мог получить большинства в парламенте.

Эмманюэль Макрон вынужденно смирился с выбором ливанских политиков и решил подождать, чем закончится формирование нового правительства.

При этом он подчеркнул, что Мустафа Адиб «должен получить все инструменты для достижения успеха», чтобы осуществить реформы, которые требует от Ливана международное сообщество. Президент Франции намерен и дальше следить за ходом реформ. На октябрь он запланировал проведение в Париже уже второй после взрывов в Бейруте донорской конференции, где должна быть разработана стратегия восстановления ливанской экономики, а в декабре намерен вновь посетить Ливан. Напомним, что в ходе прошедшей в августе встречи доноров, ливанцам было обещано около $300 млн.

Согласно опубликованной в понедельник оценке Всемирного банка, в результате взрыва в порту Ливану был нанесен материальный ущерб на сумму до $4,6 млрд, а ущерб экономике составил до $3,5 млрд. Кроме того, и до взрывов Ливан находился на грани экономического краха. В марте Бейрут отказался от выплат задолженности по евробондам. Дефицит бюджета страны равен 11% ВВП, а госдолг — 170% ВВП. С октября неофициальный курс ливанского фунта упал в десять раз, при этом цены резко выросли. За время пандемии тысячи человек остались без работы.

На этом фоне Ливан еще в октябре захлестнули протесты в связи с экономической ситуацией в стране. На волне народного гнева в отставку ушло правительство Саада Харири. В январе в Ливане появилось новое правительство Хасана Диаба. Формально его называли правительством технократов, но фактически им управляло парламентское большинство во главе с «Хезболлой» и пропрезидентской партией «Свободное патриотическое движение». Хасан Диаб так и не смог добиться помощи Ливану со стороны международных доноров, чтобы вытащить из ямы экономику страны. Последней каплей, переполнившей чашу терпения ливанцев, стал взрыв в порту Бейрута. 10 августа, после протестов, обернувшихся столкновением с полицией, правительство подало в отставку. Но народ это не удовлетворило.

В то время, когда президент Франции встречался с ливанскими политическими лидерами и отмечал столетие Великого Ливана, простые ливанцы вновь вышли на улицы Бейрута, чтобы в очередной раз высказать свое разочарование политическим элитам.

Они выражали недовольство назначением на пост премьера Мустафы Адиба, которого считают порождением «прогнившей и коррумпированной» политической системы. Тем более что его имя было названо одним из бывших премьеров Наджибом Микати, обвиненным в октябре прошлого года в коррупции. Ливанцы вновь выступили с требованием смены всего руководства — не только правительства, но и спикера парламента и президента, а также за проведение досрочных парламентских выборов. Митинг, получивший название «Великий гнев Ливана», обернулся столкновениями с силами безопасности. Свыше 20 человек пострадали. Демонстранты собрались не только у здания парламента, но и у резиденции посла Франции в Бейруте, куда должен был прибыть президент Макрон, чтобы подвести итоги своего визита. Они хотели, чтобы Париж отказался от поддержки правящей элиты Ливана, сочтя действия французского лидера слишком мягкими. По иронии судьбы, слезоточивый газ, использованный против демонстрантов, был предоставлен в свое время Ливану французским правительством.

Марианна Беленькая

Источник: kommersant.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.