Временный нацелился на постоянное

0 0

Временный нацелился на постоянное

Процесс выдвижения кандидатов на пост президента Международной ассоциации бокса (AIBA) — одной из наиболее проблемных спортивных структур — вылился в конфликт. Последним кандидатом, который будет соперничать в том числе с генсеком Федерации бокса России (ФБР) Умаром Кремлевым, оказался глава Африканской федерации бокса (AFBC), с 2019 года занимающий пост и. о. президента AIBA, Мохамед Мустасан. Марокканца обвиняют в «манипулировании» уставом организации с целью заручиться поддержкой ряда национальных федераций на выборах.

На этой неделе завершились подачи заявок для участия в выборах президента Международной ассоциации бокса, которые назначены на 12–13 декабря. Последним, седьмым по счету кандидатом на этот пост стал и. о. главы AIBA марокканец Мохамед Мустасан. Именно его решение баллотироваться спровоцировало первый скандал, связанный с выборами.

Мустасан подал заявление в последний день приема документов, 2 ноября, и о своем намерении участвовать в выборах исполкому AIBA заранее не сообщил. Этим он удивил не только представителей Международной ассоциации бокса, но и других кандидатов. Однако возмущение у ряда членов ассоциации вызвало в первую очередь другое обстоятельство. В день подачи заявления марокканец на три дня — до 5 ноября — продлил срок внесения официальных взносов федерациям Колумбии и Венесуэлы: без них они не смогли бы принять участие в голосовании.

Эти действия некоторые члены AIBA расценили как попытку использования административного ресурса. В распоряжении Insidethegames оказалось письмо главы Конфедерации бокса Америки (AMBC) Освальдо Бисбаля.

Бисбаль обвинил Мустасана в манипулировании «национальными федерациями с целью заручиться их поддержкой».

«Вы совершаете, таким образом, еще одну серьезную ошибку, которая навредит нам»,— приводит выдержки из письма Insidethegames.

Говоря еще об одной ошибке, Бисбаль намекает на бэкграунд Мохамеда Мустасана. Личность марокканца ассоциируется в том числе со скандалами. Один из них пришелся на Олимпийские игры в Рио-де-Жанейро в 2016 году, на которые Мустасан приехал в качестве председателя комиссии по жеребьевке. Уже во время Игр судьям AIBA неоднократно предъявлялись обвинения в ангажированности, а позднее структуре пришлось уволить всех 36 работавших на Олимпиаде арбитров.

Пост и. о. главы AIBA Мохамед Мустасан занял на волне глубокого административного и финансового кризиса (долги структуры к середине 2019 года достигли $16 млн), который вылился в отставку представителя Узбекистана Гафура Рахимова.

Вскоре после назначения Мустасана Международный олимпийский комитет применил к федерации самую суровую из санкций, имеющихся в его распоряжении,— лишение признания.

На практике это означало отстранение AIBA от проведения всех мероприятий, связанных с Олимпиадой в Токио, перенесенной на 2021 год, включая квалификационные и основной олимпийский турниры, а также от получения полагающихся выплат из поступлений по ее итогам.

Согласно уставу Международной ассоциации бокса, марокканец должен был в течение одного года с момента назначения на должность провести выборы на пост постоянного главы. Они, согласно первоначальному плану, должны были состояться в ноябре еще прошлого года, однако постоянно переносились. Мустасан, таким образом, занимал должность вдвое больше положенного, однако за все это никаких очевидных положительных сдвигов, касающихся финансового положения AIBA и взаимоотношений ассоциации с МОК, добиться не удалось.

До выдвижения Мохамеда Мустасана уровень конкуренции на предстоящих выборах представлялся сравнительно невысоким и сулящим хорошие шансы на победу генеральному секретарю Федерации бокса России Умару Кремлеву. Никого из пяти его соперников нельзя было отнести к тяжеловесам спортивной политики, пользующимся колоссальным влиянием в боксерском сообществе.

Екатерина Ремизова

Источник: kommersant.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.