Японская ПРО уходит в свободное плавание

0 0

Японская ПРО уходит в свободное плавание

Правительство Японии 18 декабря одобрит план укрепления противоракетной обороны (ПРО), предусматривающий строительство двух новейших кораблей, оснащенных системой Aegis. Выбор в пользу систем ПРО морского базирования, ставших альтернативой наземным комплексам Aegis Ashore, ставит точку в споре о том, какой вариант «противоракетного зонтика» отвечает интересам страны. Отказавшись от комплексов наземного базирования, вызывавших серьезную озабоченность Москвы, Токио продемонстрировал растущую самостоятельность в решении вопросов национальной безопасности. Новый вариант японской ПРО станет для России «меньшим злом»: его главная цель — нейтрализация северокорейской угрозы.

Утверждение правительством Японии плана создания системы ПРО морского базирования, намеченное на пятницу, завершит процесс согласования ключевой программы обеспечения безопасности страны, неожиданно растянувшийся на многие месяцы. Точкой невозврата стало заявление министра обороны Нобуо Киси, раскрывшего детали будущей модели японской ПРО.

Как сообщил глава оборонного ведомства, правящая Либерально-демократическая партия и ее партнер по коалиции партия «Комэйто» предварительно одобрили план строительства двух новейших кораблей, оснащенных американской системой ПРО Aegis.

Мы стремились к созданию системы, позволяющей постоянно и продолжительно защищать всю территорию нашей страны. Поэтому мы рассматриваем план оснащения сил самообороны двумя кораблями с системой Aegis»,— сформулировал главную задачу Нобуо Киси.

Создаваемая система ПРО морского базирования должна стать эффективным средством как против баллистических, так и против крылатых и гиперзвуковых ракет. Этому должно способствовать оснащение новых кораблей радаром SPY-7 производства корпорации Lockheed Martin. Новые корабли также смогут вести бой с подлодками и самолетами.

По предварительным подсчетам, строительство кораблей, оборудованных американской системой ПРО Aegis, обойдется Токио в ¥480–500 млрд ($4,6–4,8 млрд).

Еще ¥33,5 млрд ($322 млн) будет выделено на модернизацию уже имеющихся на вооружении у сил самообороны противокорабельных ракет, что позволит существенно увеличить дальность их полета.

Противоракетная система морского базирования станет альтернативой размещению в стране американских наземных комплексов ПРО Aegis Ashore, об отказе от которых в Токио неожиданно заявили в июне этого года. «Я прощу прощения в связи с этим положением дел»,— заявил тогда, пытаясь сгладить конфуз, занимавший пост министра обороны Таро Коно. По его словам, принятое три года назад правительством Синдзо Абэ решение разместить в префектуре Ямагути на юго-западе острова Хонсю и в северной части префектуры Акита американские комплекты Aegis Ashore не было оптимальным.

Напомним, что изначальный выбор в пользу двух американских наземных комплексов Aegis Ashore стоимостью ¥100 млрд каждый (около $890 млн) правительство Синдзо Абэ сделало в 2017 году, в разгар корейского кризиса, когда перед страной со всей остротой встал вопрос о защите от продолжавшихся пусков северокорейских ракет. Предполагалось, что комплексы Aegis Ashore станут «американским зонтиком», способным в будущем надежно обеспечить безопасность воздушного пространства страны: введение установок в строй планировалось до 2023 года.

Однако в начале этого года в японском руководстве засомневались в необходимости Aegis Ashore, фактически поддержав скептическое отношение властей префектур Акита и Ямагути, так и не давших разрешение на их размещение по соображениям безопасности. Одним из главных аргументов против Aegis Ashore стали опасения, что при пуске противоракет невозможно будет гарантировать, что их разгонные блоки не упадут на жилые районы. Еще одним доводом стало то, что американские комплексы ПРО не смогут перехватывать баллистические ракеты последних модификаций, а также крылатые ракеты.

Впрочем, экспертное сообщество так и не пришло к единому мнению относительно того, что же стало реальной причиной столь неожиданного разворота Токио, выглядевшего ударом по стратегии индо-тихоокеанской безопасности США.

При этом эксперты обратили внимание на то, что отказ от систем Aegis Ashore произошел на фоне инициированного правительством Синдзо Абэ референдума об отмене девятой статьи конституции, принятой после поражения императорской Японии во Второй мировой войне, в мае 1947 года. Напомним, что девятая статья, которую нередко называют пацифистской, запрещает Японии вести войну как способ разрешения международных споров и создавать собственные сухопутные войска, флот и военно-воздушные силы.

«Учитывая возможные изменения в конституции, в правительстве Синдзо Абэ и задумались о пересмотре договоренностей с Вашингтоном»,— пояснил “Ъ” директор Центра политических исследований Андрей Федоров. «У систем ПРО морского базирования есть свои весомые преимущества по сравнению с наземными системами: они отличаются мобильностью и возможностью перенацеливания. Учитывая это, решение Японии разместить свою будущую систему противоракетной обороны на боевых кораблях находится в тренде»,— пояснил “Ъ” главный научный сотрудник Института США и Канады РАН Владимир Батюк. «В последнее время внимание к системам ПРО морского базирования еще больше возросло в результате успешного перехвата американской корабельной противоракетой Standard SM-3 Block IIA боеголовки межконтинентальной баллистической ракеты, осуществленного 17 ноября. Это был первый в мире успешный перехват такой ракеты системой ПРО морского базирования,— продолжил эксперт.— После того как Токио не отказался вовсе от американских систем ПРО, а выбрал их морской вариант, возникшая в июне проблема в отношениях Вашингтона и Токио разрешилась».

По мнению старшего научного сотрудника Высшей школы экономики Василия Кашина, морской вариант японской ПРО становится меньшим злом для России, которая выражала серьезную озабоченность в связи с возможностью размещения в стране американских систем ПРО наземного базирования.

«В отличие от морского комплекса Aegis, его наземный вариант Aegis Ashore представляет гораздо большую угрозу для сопредельных стран. Являясь наземной системой, он может поддерживаться в перманентном работоспособном состоянии, в отличие от кораблей с их циклами ремонта и технического обслуживания. Еще более важно, что наземная система, в отличие от морской, имеет практически неограниченный потенциал с точки зрения технической модернизации и увеличения числа и номенклатуры ракет в пусковых установках»,— пояснил “Ъ” Василий Кашин.

По словам эксперта, японские системы Aegis Ashore, от которых было решено отказаться, должны были существенно отличаться по своему техническому облику от «усеченных» вариантов этого комплекса, размещенных в Европе. В частности, предполагалась возможность размещения на базах гораздо большего количества ракет-перехватчиков; возможность установки более мощных и тяжелых радиолокационных станций, которые было бы невозможно установить на кораблях; возможность размещения на этих базах также и крылатых ракет. «Отказ Японии от размещения на своей территории систем Aegis Ashore в пользу систем ПРО морского базирования стал важным шагом, который позволит Японии обеспечить рост своих противоракетных возможностей, при этом избежав прямой конфронтации с Россией и Китаем»,— резюмировал господин Кашин.

Сергей Строкань

Источник: kommersant.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.